Суд на суржиком / Анатолий Ульянов

«Суржик – это когда два языка образуют один – извращённый, неполноценный, несформированный» (Януш Збодрив, писатель)

«Суржик – милий покруч, химерний міщанець, кровозмісне дитя білінгвізму» (Юрий Андрухович, писатель, патриарх современной украинской литературы)

1 июня 2004 года украинская интеллигенция провела «суд над суржиком». И хотя акция носила шуточный характер, вопрос языка для только нарождающейся нации вполне серьезен. Суржик давно стал фактом украинской повседневности – фактом неоднозначным, и, следовательно, собравшим вокруг себя как своих филов, так и фобов. Прокурором вызвался писатель Юрий Покальчук. Адвокатом суржика – Богдан Жолдак. В качестве судьи заседал главный редактор литературного журнала „Молода Україна” Олесь Доний. Лебедь, Рак и Щука потащили телегу трибунала.

***

ЮРИЙ ИЗДРЫК
(писатель, главный редактор литературного журнала «Четверг»)

«Суржик нужно лелеять и сохранять, как и вообще любой социально-культурный, лингвистический, субкультурный феномен. Возможно, его следует изучать, но, если изучать, то только на академическом уровне. Поскольку же академическая наука у нас отсутствует, я призываю всех любить суржик и черпаться в нём…».

ЛЮБКО ДЕРЕШ
(писатель)

«Я не обязан разоблачать или, наоборот, поддерживать суржик. Собственно, что я могу сделать, чтобы он был или его не было? Я стараюсь говорить на чистом украинском языке, так как мне приятнее достигать некоей идеальности. Каждый сам решает, что ему делать с суржиком. С ним нельзя бороться извне, ведь так? Бороться, в данном случае, можно лишь с самим собой…».

СВЕТЛАНА МАТВИЕНКО
(критик, главный редактор газеты «Коментар»)

«У меня сложное отношение к суржику. С одной стороны, я понимаю, что суржик – это живой язык. Я позитивно отношусь к любому живому явлению. На суржике разговаривают, а значит, он делает возможной некую коммуникацию. Всё-таки это язык. С другой стороны, суржик блокирует передачу сообщений нормальным литературным украинским языком, который обладает всеми средствами для выражения любых мыслей и эмоций. Недавно я перечитывала книгу Мирона Петровского «Городу и миру». В книге речь идет о городе, как феномене и роли личности в этом феномене. Мирон Петровский также анализирует тетрадь одного ученика. Этот ученик (ещё совсем мальчик) размышляет о понятии недоученности не как о незавершенном феномене, но как о феномене урбанистическом. Для меня суржик – это определённая остановка, языковая импотенция, недоученность, и, естественно, это отталкивает. Но мне всё равно интересен этот феномен. Мне интересны нехорошие тексты. Они про что-то говорят. Суржик интересен, как нечто, которое про что-то свидетельствует. То, что предлагает нам официальное правописание – это братская могила. За ним стоит множество учёных, которые, на самом деле, и между собой-то не согласовали окончательно все эти правила».

МИРОН ПЕТРОВСКИЙ
(литературовед)

«Суржик – это смесь мороженного и мыла. Не съесть и не помыться».

АНАТОЛИЙ ПОГРИБНЫЙ
(писатель, литературовед, профессор)

«Суржик – это языковая реалия, которая бывает только у народов с тяжелой историей. Это болезнь, возникающая в процессе колониального существования народа, когда народ этот был кем-то завоёван. Суржик появляется в результате отсутствия государственности. В Украине суржик – это следствие русификации. Для того, чтобы избавить от суржика, Украина должна взять курс нормальной, европейской, полноценной, национальной страны украинского народа…»

ВЛАДИМИР ВОЙТЕНКО
(телеведущий, журналист)

«Суржик обладает собственной поэтикой».

АЛЕКСАНДР ШУМИЛОВ
(писатель)

«Суржик – это языково-коммуникативное проявление национальной шизофрении».

АНДРЕЙ ОКАРА
(журналист)

«Суржик – это язык для духовно бедных».

ТАРАС КОЗНАРСКИЙ
(критик)

«Возможно, настоящая охота на суржик только начинается».

ОЛЕСЬ ДОНИЙ
(писатель, главный редактор журнала «Молода Україна»)

«Лучше суржик, чем русский. Пусть живет суржик! Мы будем писать так, как говорим, и пусть другие говорят так, как мы пишем. Все языки – суржики!».

АЛЕКСАНДР ИРВАНЕЦ
(писатель)

«Суржик – природное явление. Судить его – это то же самое, что судить солнце за то, что оно светит, а ветер, за то, что он дует. Суржик – это не мост от русского языка к украинскому, а отдельное явление. Суржик должен быть узаконенным. Для этого Институт Языковедения должен разработать грамматические нормы суржика. После этого его следует признать вторым национальным языком… Суржик объединит наш народ и поведёт его к светлым вершинам».

АЛЕКСАНДР ПОНОМАРИВ
(профессор филологии)

«Украинский народ завели в болото… Бедный тот народ, который идёт к светлым вершинам путем суржика. Следует различать суржик и просторечные диалектные элементы, которые обогащают литературный язык. Суржика нет ни в одной стране мира. Когда чистый украинский язык возродится, суржик будет явлением прошлого, которое лишь отражало наши колониальные времена…».

НИКОЛАЙ КНЯЖИЦКИЙ
(тележурналист)

«Суржик можно винить лишь по пункту „Загрязнение воздуха”. Разве это не суржик, когда на Галичине молодой парень идёт „з файною кобітою до склепу?”. Суржик потому и разделяет нашу страну, что он разный. Один есть на Востоке, другой на Западе. Я не спорю о разнице польско-украинского и русско-украинского суржика. Я говорю лишь о том, что есть и тот и другой. Суржик – первый признак комплекса провинциальности».

ПАВЕЛ СОЛОДЬКО
(писатель)

«Ярлычки создают ненужное противостояние. Есть русский диалект украинского языка, есть украинский литературный язык и есть украинский разговорный диалект – суржик».

НАТАЛЬЯ ПОЗНЯК
(поэтесса, переводчик)

«Язык – это энергетический и космический код, который есть у каждой земли и народа, и который объединяет нас с нашим прошлым и будущим. Люди начинают говорить на суржике, когда у них появляется комплекс неполноценности. Человек, который себя уважает, никогда не откажется от своего родного языка».

МЫКОЛА ВЕРЕСЕНЬ
(журналист)

«Если запретить людям в Украине говорить на суржике, то жизнь остановится. Не всегда можно встретить такую креативную нацию, которая бы могла из двух языков порождать один гибрид. Нужно уважать нацию, способную создавать такое. Носители суржика – это такие «мичуринцы». Их нужно уважать, они – учёные».

ВИТАЛИЙ РАДЧУК
(глава «Общества украинского языка» КНУ имени Тараса Шевченко)

«Этимология доказывает, что суржик был всегда».

БОГДАН ЖОЛДАК
(писатель)

«Английский язык – это суржик из десяти языков».

ЮРИЙ ПОКАЛЬЧУК
(писатель)

«Суржик – это урод, который породила 350-и летняя власть Российской Империи; национальное предательство, результат русской оккупации. Язык – это тоже Родина».

АНДРЕЙ КОКОТЮХА
(писатель, журналист)

«Почему-то вина суржика лишь в том, что в нём есть русизмы. Если во Львове много полонизмов, то мы этот язык не осуждаем, суржиком не считаем, но если украинец говорит с вкраплением русских слов, то мы считаем это позорным. То есть, мы признаем полонизмы, так как Польша – это Европа, а русизмы мы не признаем – это влияние Азии? Я не знаю ни одного представителя села, ни одной сельского общества, которые породили бы какой-нибудь культурный процесс или явление. Селюки приезжают в город и становятся деятелями украинской культуры… Защищая суржик, я защищаю городскую культуру и городской язык. Суржик – это элемент городского сленга. Почему польский язык + украинский язык – это результат общности, а русский + украинский – результат оккупации?».

***

РЕЗУЛЬТАТЫ ОБЩЕСТВЕННОГО ГОЛОСОВАНИЯ

Во время выступлений публика голосовала «ЗА» или «ПРОТИВ» суржика. Результат получился следующий: ЗА – 180 голосов, ПРОТИВ – 220 голосов.

3/06/04