Ядовитая литературная среда / Анатолий Ульянов

Надышавшись пылью подземелий, шахтёр ощущает печальный скрежет в глубинах своего организма. Быть шахтёром – это работать за гроши на вредной работе, заведомо зная, что впереди у тебя тяжелая старость в болезнях. Какие-либо льготы тут – это пассивное сочувствие государства. Здоровья они не вернут.

Несмотря на ряд формальных отличий, работа в украинской культуре аналогична работе в угольной шахте – как и шахтёр, украинский писатель обречён на нищую больную старость.

ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ

1. Большинство украинских писателей ненавидят друг друга. Этим эгоистам тошна сама мысль о том, что кто-то творит рядом с ними. Особенно если этот кто-то творит талантливо. Попрощайтесь со своей нервной системой. Любовь здесь редкость. Актуальна зависть. Все на друг друга скалятся, язвят, ругаются, дерутся, оскорбляют, плюются, мочатся.

2. Большинство украинских писателей страдают комплексом неполноценности и регулярными депрессиями в связи с туманным будущим. «Всё плохо» – вот традиционное состояние украинских писателей.

3. Большинство украинских писателей политически зашорены. Они плюются облаками однобокой националистической вони. О политике и национальности говорят чаще, чем, собственно, о литературе.

В результате всего вышеописанного, деятель украинской культуры рано или поздно превращается в истеричного, печального и закомплексованного мизантропа.

ФИЗИЧЕСКОЕ ЗДОРОВЬЕ

1. Украинские творцы бухают и квасят. Их друзья – перегар и рыхлая печень.

2. Сексуальная флора современной украинской культуры отмечена неподмытостью. Учитывая то, что в т.н. центре украинской культуры Львове вода бывает только с 7 до 9 (11) утра и с 18 до 21(23) вечера, помимо носочной и подмышечной ароматики, здесь цветут целые гроздья хламидий, трихомонад и папиллом, которые сыплются с литератора на литератора.

3. Антисанитария украинских писателей приводит к угрям и густой вони изо рта.

4. У современной украинской культуры нет денег. Отсюда язва желудка, запоры, понос, отравления и т.д. Кушать хочется, но кушать качественно невозможно.

***

Уважать и любить тебя будут только если ты:

а) выпиваешь с украинскими писателями. Только в состоянии пьяного транса украинская культура производит дружбу и признание;

б) вкладываешь в культуру деньги, которые должны обладать либо западно-украинским, либо европейским флёром. Иначе заклеймят «донецким аферистом», расхитителем гробниц украинского народа, кремлёвским агентом, мажором;

в) поешь украинским творцам хвалебные оды. Во всех остальных случаях ты – запроданэць, ворог українського народу. Любой наезд на себя украинский писатель рассматривает как наезд на украинскую нацию в целом. Сидя по своим подвалам, украинские литераторы трогают друг друга за хвостики и взаимно нахваливают собственные произведения. Покидать подвал страшно – жестокая реальность за его пределами по головке не погладит;

г) родился в глухом украинском селе (например, Ебеня), вырос в хлеву, моешься редко, носишь носки под сандали, сверкаешь засаленными волосами, хрустишь луком, пукаешь на литературных презентациях, горбат, эпилептичен. А если нет, то значит ты – москаль, изувеченный столицей. Принято считать, что культурой должна править деревенщина, как секта-хранитель исконных украинских ген;

д) установил у себя дома мраморный идол-гермафродит, обёрнутый во флаг ЕС. Если не стоит – значит, что Родину ты продал. Как можно вершить украинскую культуру и не целовать гениталии очередного имперского гермафродита?;

е) не используешь в качестве междометий слова «кацап», «москаль», «жид», «ненька», «духовність», «нація», «незалежність», «євроінтеграція», «ОУН-УПА», «Курва Київ», «Юля», «Леся», «Тарас» и т.п.;

***

Предостерегаем: заниматься современной украинской культурой – вредно. Однако свет в конце тоннеля есть – есть будущее, другая украинская литература, молодые творцы, которые уже сегодня формируют новое лицо и другое завтра украинской культуры. Не было бы, нам оставался бы один путь – путь Маяковского, Хантера Томпсона и Хвылевого…

19/06/05