Сваренные дети / Анатолий Ульянов

Сияние Доброты сокрыто в том, что бездушно и «страшнее Сатаны» – телевидении. Некоторые передачи играют роль Церкви, помогая обрести покой, что говорится, слоям общества. Взять, например, криминальную хронику. Зачем эти детективы из «ящика», так рьяно показывают нам сваренных в кастрюле младенцев, отрезанные гениталии, посиневшие головы и мокрые кишки на деревьях? Стоит машине сбить человека, и съемочная группа не просто покажет вам раздавленный кусок мяса на дороге, но и засунет в это мясо объектив: как медицинский зонт – проследует к желудку мертвеца. Зачем?

Можно списать такое смакование насилия на маниакальность телевизионщиков. Да только спрос рождает предложение – телевизор показывает то, что зритель хочет увидеть.

«Общество втайне жаждет преступлений, нуждается в преступлениях и получает некоторое удовлетворение от того, что с этой проблемой не удается справиться! Ритуал преступления и наказания это часть нашей жизни. Нам нужны преступления, чтобы ими восхищаться, косвенно (через других) наслаждаться ими, обсуждать их, размышлять над ними и публично оплакивать их. Нам нужны преступники, чтобы мы могли отожествлять себя с ними, тайно завидовать им и как следует их наказывать. Они нарушают для нас запреты, которые мы сами хотели бы нарушить, и, как козлы отпущения в старину, они несут на себе бремя нашей вины наказания, которое мы на них переложили». – Карл Меннингер

Существуют и другие аспекты вопроса.

Посредством зрелищ насилия зритель заглядывает в глаза смерти с безопасной дистанции, делает шаг в сторону преодоления естественного страха перед ней. Именно поэтому во время средневековых повешений на площадях собирались толпы зевак, жаждущих поглазеть на очередного мученика. Их собирает надежда, что в этот раз им, наконец, не будет страшно. Однако смерть никогда не становится тёплой. Страх всё равно присутствует – и это выгодно государству, поскольку напуганные граждане являются удобным объектом для манипуляций; существом, вечно пятящимся в «объятия Родителя – под крыло Державы».

Союз журналистов и насильников в рамках одной передачи не только позволяет гражданам надеяться на лучшее, оставаясь при своём, но и помогает государству контролировать общество, обобщать массы в едином трепете перед институтами власти.

Не стоит забывать и про великий гуманизм этой кровавой свистопляски на экранах. Ни одна доктрина, кроме либерализма, не заботиться так об аутсайдерах: маньяках-убийцах, священниках-педофилах и детях-террористах. Сегодня эти заблудшие божьи создания, наконец-то, обрели сцену и аудиторию, которая, затаив дыхание, следит за каждым махом их лезвия по новорожденным глоткам. У них появляется шанс быть услышанными, понятыми и, рано или поздно, признанными частью нормы. Ток-шоу в жанре детского порно не за горами.

6/08/05