Тонущие гамбургеры / Анатолий Ульянов

И другой Ангел следовал за ним:
пал, пал Вавилон, город великий,
потому что он яростным вином
блуда своего напоил все народы.

Откровение, глава 14, стих 8

***

Сколько детишек от Югославии до Ирака нужно утопить в крови за мир, чтобы природу начало тошнить от Америки? Вопрос риторический. Очевидно, что природа проявила достаточно терпения… пока не сорвалась на Новый Орлеан.

Один из городов «свободы» превращается в ядовитое болото, сотканное из отходов собственного процветания – словно в монетах из-под копыт золотой антилопы, в этом киселе из нефти, машин и вымытых ураганом Катрина ювелирных украшений, красноречиво тонут жители «первого мира».

Страна, воспевающая свободу, равенство, толерантность и демократию, эвакуирует своих граждан, руководствуясь несколько иными принципами: сначала – белые, затем – чёрные, все прочие – после. Это такому пониманию свободы и равенства нам следует поучиться у нашего старшего американского брата?

Картина библейская: общество потребления умирает от жажды в затопленном городе. Воды вокруг – бесконечность, но вся она – токсична. В час беды, когда стихия поглощает сотни несчастных, и, казалось бы, единственное, что имеет значение – это спасение человеческой жизни, тонущие потребители занимаются мародерством. Видимо, пытаются обставить свою загробную жизнь шкафами Стэнли и гигантскими плазмами, явиться на тот свет в шмотках от Гуччи, не позабыв золотые браслеты. За всё это ведут борьбу не только сами утопающие, но и те, кто планирует основаться в Новом Орлеане уже после того, когда последний гамбургер пойдёт ко дну: акулы, змеи, крысы, нутрии… Люди валят друг друга, желая первыми добраться до эвакуаторов, обстреливают докторов, лодки с больными и национальную гвардию, которая, в свою очередь, тщательно следит, чтобы в живых осталось как можно больше соотечественников «правильной», как снег, расы.

Завершить эту заметку хотелось бы выдержкой из блога «Фаланстер»:

«С большим интересом просмотрел сегодня коллектив магазина «Фаланстер» репортаж из затонувшего города Нового Орлеана. <…> Мы мирно сидели среди стопок книг, курили, кто-то пил пиво. Уже было поздно, а сделать еще надо много. И я подумал, что сейчас много людей смотрит этот увлекательный репортаж. Вот, например, телезрители из Ирака, для них же это событие. Или телезрители Сербии, им трансляция покажется познавательной. Да что уж там, телезрители Афганистана тоже увидят много интересного. Наконец-то люди в телевизоре нашли себе занятие, которое их займет надолго. Точнее оно их нашло, и ехать не надо на край света демократию устанавливать. И вот сидим мы, уставшие люди многих национальностей, умученные от демократии в разных формах, сидим мы, и смотрим… Какие интересные программы порой субботним вечером показывают».

5/09/05