Напалм для новорожденных / Анатолий Ульянов

Художник имеет право только на самоубийство, и поступок. Вселенная вздохнула бы с облегчением, если бы большинство художников избрало путь самоубийства. Лишь немногие решаются на поступок, предпочитая ему безопасные полумеры. Однако взгляните ни Гитлера: свои безумные идеи он подкреплял ещё более безумными поступками, и, в этом смысле, был куда более успешным художником, чем многие нынешние звёзды современного искусства.

Нет ничего более гнусного, чем принуждение художника к распространению знаний или воспитанию чувства прекрасного. Результат не имеет значения. Главное – процесс поступка. Обязанность художника – борьба со скукой. Скука – это импотенция. Импотенция – смерть. Что же такое поступок?

Поступок – это действие, которое требует решимости, и вызывает треволнение. Необходимо убить страх, и превратить его труп в эмоциональное потрясение. Картина, которая никого не насилует, не является искусством. Вместо того, чтобы рисовать берёзы, нужно рубить иконы.

Берёза волновала нас в прошлом. Однако сегодня мы действуем в условиях Апокалипсиса, и очарованы его зовом. Мямлить запрещено.

Самоубийство или поступок. Но какой? Сжигать стариков? Играть младенцами в пинг понг, используя бензопилы? Глотать измождённых птиц и раздавать школьникам бесплатный метамфетамин? Пусть эмоция диктует образ. К чёрту мораль! Плевать на бога! Дело художника – расправа над покоем. Хохоты, страсти, истерики, помешательства – поступок не предполагает нейтральных состояний.

Искусство – это буря и боль.

«Я предпочитаю корчиться в пламени дьявольской боли, чем жить в атмосфере средней температуры. Тогда вспыхивает внутри меня дикое желание сильных эмоций, чувств, гнев против этой плоской, рыхлой, обычной и стерилизованной жизни и жажда расколотить что-нибудь вдребезги, всё равно что — магазин, собор или самого себя; стремление к ужасающим безумствам… Что я всегда на самом деле отвергал, ненавидел и проклинал, так эту удовлетворенность, безмятежное здоровье, жирный оптимизм буржуа, эту дисциплинированность посредственного, среднего обывателя». (Герман Гессе)

10/01/06