Политкорректный фашизм / Анатолий Ульянов

Любые попытки установить диктатуру Добра оборачиваются новым Фюрером. Сегодня он больше не похож на дёрганого Люцифера. Напротив – гуляет в лосинах, сосёт леденцы и ласкает поддоны прохожих. Однако же, это по-прежнему Гитлер.

ТЕОРИЯ

В основе политкорректности лежит желание помирить человечество, искоренить из наших обществ оскорбительные взаимоотношения.

«Идея политкорректности состоит в том, чтобы избегать использования слов и высказываний по отношению к определённым социальным группам, которые эти группы считают или могут считать оскорбительными для себя» (Wiki)

Политкорректность редактирует язык, устраняя из него «проблемные слова»: нельзя называть евреев «жидами», а чёрных «неграми»; нельзя употреблять слова «слепой» или «хромой» к людям с ограниченными возможностями; неполноценную форму понятия «женщина» (woman) следует заменять на «female»… Короче говоря, не стоит говорить того, что может обидеть другого. Be nice or stfu.

КРИТИКА

Политкорректность парализует дискуссию, и является культурной капитуляцией – отказом обсуждать и, следовательно, преодолевать проблемы. Напряжение, которое раньше высвобождалось посредством речи, теперь накапливается, и, рано или поздно, всё равно находит выход, но уже в форме агрессии и насилия.

Под воздействием политкорректности мир упрощается, становится одномерным, сводится к схеме; трансформируется из пространства разнообразных чувств, эмоций, переживаний, идей и голосов в пространство средней температуры, территорию сомнамбулического спокойствия; мир напускной вежливости, и карательных плёток для тех, у кого язык без костей.

Возможно, политкорректность движима искренним желанием помирить всех и вся. Но ясно и то, что любой контроль над языком – это контроль над тем, как мыслит и действует человек. В политкорректном мире неполиткорректно всё. Отсутствие конфликта возможно только в стерильном пространстве, населенном существами, которые обколоты седативами, и не общаются друг с другом.

Сказка про Белоснежку не будет политкорректной, пока двое из гномов не примут ислам, двое – христианство, двое – иудаизм, а один не останется атеистом. Белых снеговиков полагается лепить рядом со снеговиками чёрными, превозмогая естественный расизм снега. Книги Марка Твена необходимо запретить, ведь там сплошной «нигер». Президентом будущего должна стать чернокожая еврейская карлица без ног, исповедующая ислам, изнасилованная в детстве своими собратьями по бедной семье, и женатая на одноглазой собаке. Иными словами, политическое качество вторично по отношению к формальному комильфо.

Короче говоря, политкорректность – это добрые намерения, обернувшиеся фашизмом. Мы выходим на улицы политкорректных городов, и обнаруживаем снегопад отрезанных бестактных ртов, повсеместно зашитое инакомыслие.

21/02/06