Pinchuk Art Centre / Анатолий Ульянов

Современное искусство в Украине больше не является подвальным маргиналом, который пахнет копчёным сыром и пивной отрыжкой. Больше никаких сальных волос и неподмытых блох – в Киеве открылся центр современного искусства «PinchukArtCentre». Это момент больших надежд. Быть может, открытие Центра Пинчука – это самое существенное, что произошло с современным украинским искусством за всю 15-летнюю историю независимой Украины.

ОБЪЕКТ

«PinchukArtCentre» – это первая масштабная площадка презентации современного искусства в Украине, и крупнейший центр современного искусства в Восточной Европе. Располагается в центре Киева в комплексе «Арена» (ул. Шелковичная, 42-44). Площадь – 2500 м². Автор архитектурного проекта – Филипп Чамбаретта.

ЗНАЧЕНИЕ И ПРОГНОЗЫ

До появления «PinchukArtCentre» ситуация в современном украинском искусстве была следующей:

Имелось государство. Государство любило свинок, солому, хаты, сало, натюрморты и казаков. Благодаря этому, мировое сообщество воспринимало Украину затхлой провинцией, где живут не люди, а диковатые аграрии, грозно теребящие пипку своего национального чувства. Культурные стратегии украинского государства являлись (и являются) настолько отсталыми, что ставят под вопрос сам факт существования новой Украины. Благодаря государственной арт-политике, Украина была глубокой Африкой с анальным отверстием в центре лица. Все пускали кишечные газы, говорили о национальной идее и ели помидорки. Всё воняло, срамило и будоражило комплекс неполноценности.

Несмотря на старания государства, в Украине, всё же, появился свой авангард в лице Савадова, Ройтбурда, Чичкана и прочих котиков. Все они действовали в ситуации отсутствия культурной инфраструктуры. Новое искусство выбрасывалось в горстку снобов и непонимающие массы. Что-то долетало до России и Европы. Однако без качественного институционального тыла эти выбрасывания были не столько эффективной стратегией, сколько отчаянным постреливанием непонятной региональной экзотики. Ничто из этого не оседало в культурной памяти. Искусство зависало в воздухе, после чего растворялось, не успев пустить в культуру необходимые корни.

Дальше были гранты и художники-паразиты, которые изредка создавали что-то в угоду заморского божества по имени Сорос – чужого дядьки, ставшего папочкой новой волны современного искусства в Украине. Папочка этот открыл в Украине свой Центр Современного Искусства. До поры до времени жизнь творилась именно там, но политический характер данной институции давал понять, что быть лидером такой Центр может разве что временно.

Начали появляться партизанские галереи – междусобойчик Карася, дерзкий «ЦЕХ» и галерейка с претензией на высший свет «L’art». Они стали оазисами современного украинского искусства, но для появления арт-системы требовалось нечто большее.

Ситуация зависла. Качественные художники научились уезжать в другие страны и продаваться там, где светит солнце, а молодые пустились в нытьё о скверном государстве, которое не хочет давать им бабло на новые унитазы Дюшама. Украина оказалась в культурной резервации – между местными художественными кругами и мировыми культурными практиками зияла бездна.

Возникновение в этой истории опального олигарха Пинчука даёт надежду на перемены. Основания на то есть. Во-первых, современному украинскому искусству больше не нужно уповать на уродливое государство. Искусством заинтересовались люди обеспеченные, жаждущие престижа и готовые тратить деньги на более высокие материи. Во-вторых, современное украинское искусство перестало ходить с лицом чердачного страдальца. Центр Пинчука подарил ему респектабельность, пышность, амбицию…

Появление «PinchukArtCentre» означает, что украинское современное искусство переходит на иной этап своего развития. Фактически, мы получили реальную возможность полноценной интеграции в мировое культурное сообщество.

«PinchukArtCentre» – это первый центр современного искусства в Украине, который выполнен на цивилизованном уровне. Отныне мы больше не обочина, где торгуют овощами. Отныне мы в хорошей компании – есть чем дружить с Tate Modern, Гуггенхаймом и MoMA. Есть пушка, из которой можно стрелять.

«PinchukArtCentre» устанавливает в Украине новую художественную ситуацию, и в дальнейшем будет задавать тон на территории современного искусства. Здесь будут определяться тенденции, мода и правила игры. Отсюда начнётся украинская культурная реформа – все художественные единицы, которые сложились в Украине, будут вынуждены измениться, реформироваться, подкорректировать себя, дабы встроиться в новую ситуацию. В противном случае, они обречены тихо сгинуть на задворках жизни. Начнётся война галерей и художников, которые, в борьбе за выставку, начнут старательней изъявить свой талант. Так двинется развитие.

Центр Пинчука может стать транзитной зоной современного искусства. Именно с этой базы украинское искусство будет транслироваться в мир. Именно эта база будет принимать мировое искусство в Украину. Мы получили организм культурного обмена, развития и обогащения, свой художественный тыл, авианосец украинского contemporary art, орган культурного влияния.

Под влиянием примера Пинчука в Украине может появиться функциональная тусовка коллекционеров современного искусства: богатых прихлебателей, которые могут ничего не понимать в этом искусстве, но ради моды и имиджа инвестировать в него нужные деньги. Речь идёт о возможности появления в Украине буржуазного потребителя современного искусства.

В конце концов, «PinchukArtCentre» – это центральная культурная точка Украины, которая своим магнитом собирает хаотичное пространство в пучок арт-системы – того механизма, который, собственно, и конвертирует разрозненные движения в развитие. Мы стоим на пороге больших перемен. В ближайший год украинский культурный ландшафт будет переосмыслен, зашевелится на иных скоростях.

КРИТИКА

Как и любое человеческое деяние, «PinchukArtCentre» не совершенен и заслуживает критики. Однако сейчас, на момент появления центра, судить о чём-либо рано. Можно только гадать, уповая на собственные пожелания. Полагаю, мы должны избежать снобизма, и позволить центру, собственно, родиться; прислушаться к нему, изучить его практики, и только затем, когда «PinchukArtCentre» перестанет быть ошарашивающей диковинкой и вольётся в нормальный ход украинского культурного процесса, его можно будет подвергнуть полноценному критическому оскалу. Нынче же время похлопать в ладоши.

НОВОЕ ПРОСТРАНСТВО

«PinchukArtCentre» открылся проектом «Новое пространство» (куратор – Александр Соловьёв). Экспозиция получилась совершенно не революционной, вторичной и, парадоксально, своевременной. Именно такой проект должен был открыть такой центр. Александру Соловьёву удалось создать гобелен – своего рода иллюстрацию современного искусства. «Новое пространство» демонстрирует имена и тенденции. Оно фиксирует это искусство здесь и сейчас, подводит черту, предвкушает завтра. По сути, Соловьёв показывает то, о чём в Центре Пинчука пойдёт речь.

Проект «Новое пространство» манифестирует вовлечение украинского искусства в мировой арт-процесс, равно как и вовлечение международного арт-авангарда в Украину. В проекте участвуют как украинские, так и зарубежные художники. Творческие артефакты собраны так, чтобы случилось многоголосье идей, стилей и форм – здесь есть и живопись, и фотография, и скульптура, и инсталляция, видео-арт и прочее-прочее-прочее…

Хотелось бы надеяться, что «PinchukArtCentre» сможет избежать внутриутробных тусовочных интриг и баталий. […] Выполнить обещание собственных масштабов.

Участники проекта «Новое пространство»: Сергей Братков, Кзавье Вейан, Александр Гнилицкий, Илья Чичкан, Субодх Гупта, Владимир Кожухарь, Олег Кулик, Борис Михайлов, Сара Моррис, Карстен Николай, Филипп Паррено, Навин Раваншайкуль, Томас Руфф, Арсен Савадов, Чарльз Сандисон, Олег Тистол, Хун Нгуен-Хацушиба, Карстен Хеллер, Василий Цаголов, Олафур Элиассон, «Институция нестабильных мыслей». Экспозиция продлится с 16 сентября по 16 декабря 2006 года.

КОММЕНТАРИИ

Марат Гельман
(галерист)

Это фундаментально! Открытие Центра Пинчука – очень важный момент для Украины. Он станет местом силы, точкой сборки. Вокруг этого будет происходить вынужденная активность, а активность важна в любом деле. Подобные места концентрируют жизнь современного искусства в городе. Париж некогда был крайне провинциальным местом с точки зрения современного искусства. Центр Помипиду выставлял работы двадцатилетней давности и ничего хорошего там не происходило. Но появился Палац де Токио и Париж снова стал культурным центром. Я хочу сказать, что иногда достаточно одного места, чтобы жизнь затеплилась. Теперь очень важно, чтобы люди, которые занимаются Центром Пинчука, поняли, что они – не музей, а место силы. Они должны собирать людей и пропускать через себя всю энергию. В Москве, к примеру, аналогичного места нет. Есть много галерей, но такого центра, такой концентрации власти с точки зрения искусства нет и быть не может. Центр Пинчука будет законодателем мод.

Адель и Ева
(художники)

Мы не будем говорить о здешней выставке, так как никогда не обсуждаем других художников – мы говорим только о себе. Художник – существо беззащитное, а подобные центры современного искусства призваны исполнять роль этаких защитников. Нам небезопасно гулять по улицам, поэтому мы приходим сюда. Что касается экспериментов в современном искусстве, то ты можешь сделать интересным все, если являешься Евой и Адель. Интересные эксперименты рождаются в тебе. Все что смело и рискованно – интересно.

Константин Дорошенко
(критик, заместитель главного редактора журнала «Профиль-Украина»)

Экспозиционное пространство Центра Пинчука, уровень подачи современного искусства, уровень интерьера говорят о том, что Европа и т.н. цивилизованный мир пришли в Украину. Отныне окном Европы в Украине, безусловно, можно назвать «PinchukArtCentre».

В экспозиции не было революционных произведений, так как представленные вещи были родом из 90-х годов, но, тем не менее, это прекрасный и качественный арт-центр. Я бы назвал его безукоризненным, а мне есть с чем сравнивать. Я видел разные галереи и экспозиционные пространства в Европе и Азии.

Неожиданно приятной для меня оказалась инсталляция Макова. Быть может, я давно не слежу за его творчеством, но этот его фонтан выглядит действительно свежо. Маков категорический противник обобщений. Он художник частного. Иногда частного, вплоть до тоскливого. А здесь у него получилось неожиданное обобщение – при всей своей простоте, явности образа, вышло элегантно, хорошо, приятно, четко, ненавязчиво и убедительно.

Хорошо, что в Центре Пинчука собрана и классика современного украинского искусства, в частности работы Чичкана, Гнилицкого и Савадова. Этим работам место в музее современного искусства. Это уже история, и их пора было музеефицировать.

Киев можно поздравить, Украину можно поздравить. Экспозиция не перенасыщена, здесь нет какой-то свалки артефактов, как часто бывает в украинских выставках, в том числе и выставках, сделанных под кураторством Александра Соловьева. Довольно часто бывало, что просто собиралось все, что Бог послал, и подводилось под одну концепцию. Здесь такого впечатления нет. В экспозиции есть хороший ритм, есть чем дышать. Очень приятно, что представлены вещи не только традиционные для украинского искусства медиа, а есть и пространственные инсталляции – грамотные, игривые, нечернушные, не рожденные только на постсоветском пространстве.

Самый большой плюс этой экспозиции – украинское искусство представлено во взаимодействии с искусством глобальным, которое, по сути, не может быть национальным. Современное искусство – глобальное явление. Это один язык, это одна семантическая система, вне зависимости от национальной специфики отдельных людей. Приятно, что в этой экспозиции рядом с представителями европейского искусства, отобраны те украинские работы, которые не несут в себе узкоспецифического социального местного колорита.

Что касается обвинений в том, что представленные в Центре Пинчука произведения – это не лучшие образчики современного искусства, а некое второсортное искусство из Европы, то я хотел бы возразить. Искусство нельзя делить на первый и второй сорт. С точки зрения современного искусства, искусства не как товара, но как искусства, – имя, дороговизна сборно-разборного знаменитого дедушки не имеют значения. Имеет значение конкретное высказывание в конкретном артефакте. Да, здесь не представлены т.н. звезды первой величины, но я не считаю, что это обязательно. Представление работ обладателей венецианских золотых львов ничего бы не изменило в данной экспозиции. Искусство людей первой руки – это, зачастую, уже очень глубокая история актуального искусства. Главное другое – насколько конкретное высказывание произведения в диалоге с кураторской концепцией, настолько оно к месту. В данном случае все удалось.

Звездные имена современного искусства никому ничего в Украине не скажут. К примеру, Янис Кунелис был в Киеве – это что, был фурор? Это стало событием национального значения? Может быть, Министр Культуры хотя бы пришел на эту выставку, не говоря уже о Премьер-министре? Нет! Это оценила только очень маленькая группка специалистов. Две лекции прочел в Киеве Акилле Бонита Олива. Может быть, зал ломился от преподавателей Академии Искусств? Или у Акилле Бонита Олива брали интервью? У него взяли всего одно интервью! Эндрю Логан был в Киеве. Кто-то что-то понял? Нет! Вышло одно единственное интервью. Поэтому украинская художественная среда не нуждается в представлении искусства через «первые», «вторые» или «третьи» имена. Оно наконец-то представлено на действительно максимально хорошем цивилизованном мировом уровне. Наконец-то оно представлено не истерично и не убого, а нормально и респектабельно, как это есть в других европейских центрах.

Когда ты попадаешь на территорию Центра Пинчука ты не чувствуешь, что попал к маргиналам или экстремистам. Тебе комфортно и удобно воспринимать и Центр, и искусство представленное в нем. Только так и возможна пропаганда современного искусства. Не затрапезными нищенскими хепенингами, которым место во времена Йозефа Бойса, который уже очень много лет, как умер. Современное искусство должно презентоваться так, как это сделано в Центре Пинчука. Только тогда оно станет нормальным живым явлением в социуме, и будет вызывать интерес, а не пожимание плеч.

Киев уже видел выставку Уорхола, Яниса Кунелиса, Эндрю Логана, Акилле Бонита Олива – этот набор имен говорит о том, что Киев не заштатное место для современного искусства. Но только благодаря таким Центрам современное искусство станет здесь реальностью.

Господин Пинчук действительно с большим интересом относится к искусству. Он действительно интересуется культурой. Это значит, что современное искусство станет модой в Украине, так как к мнению г-на Пинчука прислушиваются богатые люди. Ему под силу легитимизировать очень многие вещи в Украине. Это великолепный шанс для многих украинских художников и галеристов. Сама фамилия Пинчука, его уверенность во всем, что он делает, будет прекрасным способом продвижения искусства как чего-то, что имеет коммерческую ценность.

Искусство существует только тогда, когда оно нужно социуму. Центром Пинчука украинский социум показал, что ему нужно современное актуальное искусство. Мы можем говорить, что искусство нужно тогда, когда оно интересно людям, имеющим вес в обществе. Такова вся история искусства.

«PinchukArtCentre» – это претензия на украинский Гуггенхайм, и, безусловно, у г-на Пинчука есть и интеллектуальные, и материальные, и вкусовые возможности, а также обоснованная уверенность в себе умного человека для этого.

Произошедший на открытии пожар – невероятная удача кураторов проекта. Потрясающе, когда стихии, которые не подвластны людям, сами включаются игру. Стихия пожара с этими роскошными клубами черного дыма стала яркой инсталляцией, живым уникальным хепенингом. Это был огромный подарок природы и хорошая примета. Сама природа решила поиграть в современное искусство на территории Центра Пинчука и стать одним из его художников.

19/09/06