Однообразная нация / Анатолий Ульянов

Одной из характерных тенденций пост-революционного украинского общества является национализм. Чем он вызван и что из себя представляет?

После распада СССР Украина оказалась перед необходимостью самоопределения. Однако вместо того, чтобы искать свой голос, используя разнообразие имеющихся культурных ресурсов, она принялась нащупывать себя в отличиях от России. Этот процесс сопровождается принудительной украинизацией (заменой слов «кафедра» на «катедра», «Хемингуэй» на «Гемінгуей», «вертоліт» на «гвинтокрил» и т.д.); этническим национализмом (нам нужна не просто книга, изданная в Украине, но собственно, украинская книга: по духу, языку и содержанию); и пропагандой всего формально украинского (например, новый тренд среди русскоязычных журналов вроде «Афиши», «Корреспондента» и «TimeOut» писать о писателях-националистах). Всё это так или иначе способствует формированию взрывоопасного водораздела на «своих» и «чужих», когда часть граждан попросту исключается из нации.

Поскольку Украина схватилась за проект этнически однородной нации, образцовым её представителем стал западно-украинский националист. Пусть он и не является собирательным образом всей страны, но именно он – характерно не русский, – стал примером для наследования в новых националистических реалиях.

Культура, производимая националистом, соответствующая: шаровары и пчёлы, казацкая гордость и деревенская романтика… Её консерватизм лишает Украину надежд на современную культуру, которая по своей сути космополитична, и не приемлет варварства национализма.

Ущербность национализма хорошо заметна на примере современной украинской литературы, которая исключает книги на русском языке, вне зависимости от их литературного качества. Сельские камлания на украинском приветствуются сходу. В итоге, Украина страдает ограниченностью и обращается только к благонадёжной, национал-патриотической части своего культурного материала.

Культивируя этнически однородное общество, националисты забывают о том, что Украина мультикультурна. Её невозможно свести к западенщине. Отдавая Галиции монополию на культурный генез, националисты провоцируют напряжение во всех остальных регионах. Русскоязычные украинцы, крымские татары, космополиты и другие социальные группы, из которых соткана реальная, а не мифическая Украина, оказываются исключёнными из нового общества и процесса его становления. Однажды эти “унтерменши” попросту вспыхнут, и страна распадётся. Иного исхода у националистической политики в мультикультурном обществе быть не может.

Хотелось бы надеяться, что в процессе своего исхода из СССР, Украина осознает ограниченность национализма, и воспользуется всем ассортиментом своих культур для производства новой страны. Люди, говорящие на русском языке, как и любые другие граждане украинского государства, являются украинцами в той же степени, что и национально-озабоченный житель Галичины. Сумма разных этносов и есть та реальная Украина, в которой может быть интересно.

13/05/07