Слишком богата, слишком худа / Анатолий Ульянов

Шампанское, лимузины и кокаин, сумочки «Prada» и бритые позолоченные «киски», липосакция и ласковые ножи пластических хирургов – всё это превращает жизнь в праздник. VIP-клубы и загородные виллы становятся красочными кладбищами из силикона и шелестящей долларовой листвы. Казалось бы, мертвецы живут в сырой земле – под мышкой у боженьки. Ан нет, они – среди нас, и, в одночасье, где-то далеко: там, где мужчина – это приложение к автомобилю и нефтяной скважине, а женщина – измор в 100 карат: вся такая белоснежная и убеждённая, что плоть – это излишество для деревенских кобыл.

Эпоха Возрождения забыта. Женщин-булочек сменили женщины-скелеты. И всё это, опять таки, про мужчин. Когда олигарх Саша доводит свою Ксюшу до очередного симитированного оргазма, он ощущает себя Ганди, Терезой и Иисусом в одном флаконе. Он – сверх-самец, трахает костлявое и хрупкое, кормит его икрой, семенем и монетой, а оно в ответ раболепно благодарит своего хозяина. Что может быть лучше? Санёк в раю. Трахая скелетов, он верит, что поступает хорошо, ведь перед ним возникает образ голодной девочки из Ботсваны. Доставляя ей удовольствие, он больше не видит в зеркале приговор, мол, «плохой богатый жадный парень».

Худея, дамочки, вы помогаете олигархам Сашам чувствовать себя спасителями. Олигарх Саша отвратительно богат по сравнению с девочками из Ботсваны. Ему об этом постоянно напоминают, мол, «ты, сука, погряз в роскоши, а дети Африки такие грустняшки». Саша немножко человек, и ему стыдно. Вот он и окружает себя принцессами голодомора: лижет, ласкает и проникает в их голодные недра своим фешенебельным членом. Трахая, снабжая коксом и содержа хотя бы одну худобу-хворобу, он будто бы искупает вину перед ними всеми. Нефть позволяет Саше построить вокруг себя симулякр Африки, над которой, вместо солнца, сияет его сашин лик – образ доброго самаритянина, который не может сделать худой голодный мир упитанным и сытым, но может его осчастливить, благотворительно поимев, снабдив копеечкой на необходимую, модную и современную анорексию.

Женщина будущего – это смесь оленёнка Бэмби и еврейки из газенвагена: зависимая, бессмысленная и лишённая желудка скелетина. Если женщины начнут есть, Саша утратит свою власть. Однако он этого не допустит, и на неделе моды в Париже продолжат щеголять самочки, с которых будто бы содрали плоть.

30/06/07