Красота – в простоте / Анатолий Ульянов

Интервью Анатолия Ульянова с французским промышленным дизайнером Ora-Ito.

***

– Ещё сто лет назад изобретатели и конструкторы были мечтателями и думали о летающих городах. Позже они столкнулись с необходимостью производить много, быстро и дешево. Эстетика уступила место функциональности, а романтика – прагматизму. Как вы относитесь к такой метаморфозе?

Я думаю, каждый производит нечто свое. Сейчас наши общества создают культурные миксы – черпают нечто из разных времён. У нашего времени нет своего характерного стиля и идеологии. Есть разнообразие всех и вся.

– Верите ли вы, что глубокие смыслы любят простые формы, а сложные формы, в свою очередь, не являются гарантией глубоких смыслов?

Я абсолютно с этим согласен. Но у каждого своя философия. Я пытаюсь растворить материалы – сделать мои объекты практически невидимыми. Я убеждён, что мы живем не в будущем, а в настоящем. Будущее – это нечто, чего ты не можешь построить. Но будущее близко. Поэтому я стараюсь приблизиться к дематериализации.

– История человечества – это эволюция комфорта, и производство вещей, которые делают работу за нас. Если в будущем за нас всё будут делать роботы, не грозит ли это превращением человека в ожиревшую ленивую медузу?

Да нет. Взять хотя бы меня. Я не готовлю. Но мне бы очень помог робот, который делал бы это для меня. Иначе я вынужден ходить в «McDonald’s». Это вредно для здоровья. Или другой пример – я не люблю убираться в доме. Когда мне все-таки приходится это делать, я фактически трачу драгоценное время, которое мог бы посвятить творчеству, походу в музей, работе или друзьям. Если всю бытовуху переложить на роботов, нам останется только поблагодарить Бога.

– Станет ли однажды возможен союз органики и бытовой техники, когда живые материи, человек и технологии объединятся в единую систему?

Я забыл свой хрустальный шар и, к сожалению, не могу этого предсказать.

– Готовы ли вы, как дизайнер, жертвовать функциональностью ради красоты, ради интересной и увлекающей формы?

Функциональность сама по себе красива. Все зависит от того, каким образом ты её реализовал. Для меня красота объекта непосредственно связана с его простотой.

– Если после вашей смерти японские учёные решат превратить тело Ora-Ito в бытовую технику – кем бы вы хотели себя видеть: возможно, микроволновой печью, холодильником или стиральной машиной?

Я бы хотел стать…. ммм… нет, не этим… ммм… робоптицей!

– Что за птица?

Железный орел! Был бы властелином небес, этаким львом воздушных джунглей. Никто бы меня не съел.

– Но птица не способна работать с воздухом как материалом для промышленного дизайна.

Ы-ы-ы-ы-ы-ы-ы-ы-ы!!!! Черт… Ну тогда я бы был углеродной птицей с приделанным пшыкающим пистоном и летал бы в виртуальном воздухе.

– Продвижение многих товаров не редко связано с манипуляциями сексуальностью. Каким образом промышленный дизайн может быть сексуален?

Я таким не занимаюсь, так как сейчас это очень трендовая штука. Не хочется в это влазить. Сейчас появились секс-машины, которые гораздо сильнее нас. Роботов нужно бояться! Роботы мощнее, милее, быстрее, и они могут заставить ежесекундно кончать. Это Конец Человечества!

– Возможно, Ora-Ito следует создать секс-машину, дизайн которой будет настолько плох, что люди вернутся к людям?

Но секс-машины нравятся людям!

– Сделайте так, чтобы не понравились. Спасёте человечество.

Не буду я этого делать. Не буду я себя компрометировать даже ради человечества. Вы знаете, француженки сейчас прутся от «вибраторов-кроликов». Эти машины делают ж-ж-ж-ж-ж, Ж-Ж-Ж-Ж-Ж, а потом ты падаешь в обморок с возгласом «Ах!». Я так не умею.

– Вы упомянули трендовость. Какие формы и линии являются сейчас мейнстримом промышленного дизайна? Что модно и актуально с точки зрения рынка и самих дизайнеров?

Я ничего об этом не знаю, так как не следую трендам. Я делаю только то, что считаю правильным, следую своему духу. Я живу в том же мире, что и все. На меня влияет то же самое, что влияет на тебя, твоего фотографа и нашего переводчика.

– Но мы же все разные. Корпорации убеждены, что нужно постоянно учитывать разные сегменты и следовать конкретной аудитории, создавая ту или иную вещь конкретно для тех или иных людей.

Нет, вовсе нет. Сегментов больше не существует. Производя нечто, ты не должен ориентироваться на группу, ты должен создавать свой объект попросту наилучшим образом, и тогда он понравится разным людям.

– Что такое сильный образ?

Существует множество сильных образов. Главное держать сознание открытым. То, что покажется сильным мне, не покажется сильным тебе, возможно. Я бы мог привести пример, но… короче говоря, я не знаю.

– Верите ли вы, что в будущем двигателем современного искусства будут не художники, а транснациональные корпорации, чьи капиталы заставят эти художников шевелиться и пульсировать?

Это слишком безумный вопрос. Я не хочу отвечать на футуристические вопросы о будущем…

– Эти вопросы адресованы вашей фантазии. Пофантазируйте. Если вы привезли в Киев футуристическую кухню Ora-Ito от «Gorenje» и акцентируете внимание на её футуристичности, значит, вы можете позволить себе рассуждать и о других футуристических вещах.

Ну, каких например?

– Например, о дизайне робота-диктатора для одной из азиатских стран…

Какие наркотики вы принимаете?

– А какие наркотики принимаете вы?

Абсолютно все.

– Какой совет вы можете дать начинающему дизайнеру?

Просто создавай хорошие вещи.

Но ведь понятие хорошего так субъективно. Да и всякий дизайнер считает, что создаёт “хорошую вещь”. Но чья-то формула хорошести работает, а чья-то –нет.

Если ты создаешь хорошую вещь, то становишься большим дизайнером. Людей не волнует, кто ты и откуда, какое у тебя происхождение и т.д. Люди просто доверяют хорошим вещам. Я был в Белграде и тамошние студенты говорили мне, что «Да, все понятно, но у нас весь этот современный промышленный дизайн никому не интересен, нет индустрии», бла-бла-бла… Да какая разница? Возьмите себя в руки и сделайте клёвый стул. Большие бренды не интересуются большими именами – они хотят получить наилучший продукт, вот и все. Если ты сидишь в метро, и придумал лучший в мире стул, то за тебя схватится большая индустрия. Всё решает талант. Многие об этом забывают и жалуются на страну, на учителей, на погоду… Не жалуйся, просто сделай, just do it! Вот я сделал. Я придумал вещи, они понравились людям, и теперь я успешный. Я никогда не жаловался. Уверяю, лишь талант имеет значение. Происхождение не важно.

– Кто ваши родители? (отец Ora-Ito – главный архитектор Парижа (прим.)

Мои родители – люди искусства. Я рос под влиянием творчества. Мой отец – архитектор…

– Если бы он был простым иммигрантом из Марокко, случился бы Ora-Ito?

Я не знаю… возможно… Я думаю, ты всегда стараешься делать только то, что понравится людям. У меня был шанс. Мое окружение подарило мне страсть, но потом я начал жить собственной жизнью, стал вырабатывать свой стиль, свои уникальные вещи. То, что я делаю, не похоже на моё окружение. Оно похоже на меня. Мой успех связан с моим видением и умением искать и открывать. Я выдумал свой виртуальный мир, наполненный виртуальными брендами, а потом меня заметили и поняли, что я сумасшедший, сбежавший из психбольницы. Я успешный, потому что у меня уникальная история. История, которая не похожа на истории других дизайнеров. Если поднять эти истории, то в них меняется лишь имя и название школы, а всё остальное – одинаково. У меня всё иначе. Я начинал с пиратства в отношении крупнейших мировых брендов. После этого они обратили на меня внимание и пригласили работать. Они не знали, кто к ним придет – японец или европеец, худой или толстый, высокий или низкий. Они увидели мои сильные образы. Мои произведения заставляют людей мечтать. Некоторые девушки получают оргазм от кроссовок, разработанных мной…

– Получают ли оргазм от ваших кароссовок мужчины?

Это сложнее…

6/07/07