Как Верка / Анатолий Ульянов

Артист киевского эстрадного театра двойников и пародий “Позитив” Дмитрий живёт с котом Зевсом в “гостинке” на Лесном районе города Киева. В полнолуние он превращается в Верку Сердючку, и рассказывает об этом Анатолию Ульянову.

***

– О чем вам мечталось в детстве?

Я не мечтал. Я с 9-и лет работал. Но танцевать хотелось. В КВН играл. А ещё я девятикратный лауреат по чтению стихов, выходец из семьи проводников.

– Как же в вашей жизни случилась Вера?

Мы ж за областное ДАИ в КВН играли. Я пародировал голоса, и тут мой друг говорит: “Дима, а слабай Верку”. Я взял у бабушки юбку проводницы, беретик и пошло. Я и про ноги на рельсах, и про пластические операции шутил. А за три дня до выступления мне сломали ногу – выступал в гипсе. Ментов порвало.

– Ну и как теперь ваши отношения с Андреем Данилко? Он, насколько мне известно, очень не любит своих двойников. Было около 17-и судов.

Меня участь наказанных обошла. Но Андрея можно понять. Его двойник по имени Борис, из-за которого весь сыр-бор, был очень “умным” мальчиком. Он нарушил правила. Данилко старался, создавал образ, а тут приходит какой-то Боря и говорит, мол, “Да кто такой Даникло?”, начинает раздавать интервью от имени Сердючки. Короче, я бы тоже судился. Вообще, всем нам нужно сказать Андрею большое спасибо. За Верку. За талантище. Но также нужно понимать, что у мэтра его величины всегда будут двойники, тройники и переноски.

– То есть, использовать чужой образ – нормально?

Ну не поедет Данилко отрабатывать за $300 программу людям на свадьбу в село. Это не его уровень. Есть мы – те, кто поддерживает его связь с простым народом. Конечно, работа некоторых сердючкиных т.н. двойников оставляет желать лучшего. Бездарности вредят имиджу Данилко. Но есть и другие – те, кто старается донести до людей то, что Андрей вложил в образ Сердючки. И когда это получается – люди ещё сильнее с ней сближаются.

– Возможно, у Данилко просто нет времени разбираться в том, кто тру, а кто нет?

Двойники были, есть и будут. От них не избавишься. Так почему бы тогда не устроить официальный конкурс, отобрать лучших, сколотить балет “Сестры Сердючки” и ездить туда, куда сам Данилко не поедет? Не вижу в этом ничего плохого. У той же группы “Ласковый Май” было пять составов. И что?

– Грубо говоря, Сердючка по лицензии.

Именно!

– Тогда скажите, кто такая Сердючка?

Это альтернатива искусственным и напыщенным куклам, которые заполнили нашу эстраду. Вдули силикончика и шатаются. Сначала их отпиаривают, потом в ротацию дают :) Ужас! А Верка своя. Она настоящая.

– В реальной жизни встречали Данилко?

Да. Я как раз зашел в Дом Тканей купить себе материал для костюма Сердючки и увидел там же Андрея.

– Испугались?

Чего? Он же глыба знаний и таланта. Наоборот, мечтаю с ним пообщаться. Я ему не конкурент. Мы, двойники, – жалкое подобие звезды, которая сияет над нами. И мы же – связующий лучик с землей. Вообще, двойником быть очень тяжело. Как минимум, нужна физическая схожесть. С лошадиной мордой, к примеру, не стать Софией Ротару.

– Трудно перестать быть Веркой?

Я ж редко в Верку облачаюсь. Есть двойники, которые грим снимут, а играть продолжают. И вот они типа по жизни Верка Сердючка.

– Это называется шизофрения.

Я тоже так думаю. Нужно уметь снимать маску.

– Что включает Верку внутри вас?

Грудь :)

– Нужен ли двойникам профсоюз?

Нужен. Чтобы контролировать качество. А-то ж бывает выступает пьяная бездарь и ты в ужасе. Среди прочего, через профсоюз можно было бы организовывать авторские права, отчисления и т.п. Чтобы звезды нам больше ноги и руки не ломали за наши выступления.

– Такое было?

Говорят было. От представителей Данилко. Я, если честно, в это не верю. Андрей так бы не поступил.

– Было бы классно ещё организовать фестиваль двойников в Киеве.

Шикарная идея! Но нет пока того, кто способен это поднять.

– Бывают эксцессы, когда вы выступаете в образе Сердючки на корпоративах?

Постоянно! Тяжелее всего работать с депутатами. Они ведут себя так, будто им всё дозволено. Пытаются мацать, рвать на тебе костюмы.

– То есть, наши депутаты знают, что перед ними мужчина и всё равно мацают его?

Да. Они не считают нас людьми. Они нас за холопов держат. Таковы издержки производства профессии двойников.

– Бывали сексуальные предложения?

Один мажорный дядя говорит однажды: “Я хочу, чтобы груди Верки были наполнены гелием и после исполнения трех песен ты раздевался и они летели вверх”. Вот такие бывают сексуальные фантазии. Я, конечно, отказался. Настоящая Верка поступила бы также.

24/01/09