Коричневый горизонт / Анатолий Ульянов

Победа на выборах в Тернополе нео-нацистской партии «Свобода». Лайт-боксы, прославляющие дивизию СС «Галичина» во Львове. Президент Виктор Ющенко, называющий движение антифашистов «экстремистской организацией», которую финансируют «антиукраинские силы». Идея вернуть в паспорт этническую графу «национальность» и восприятие населением лозунга «Украина для украинцев» как лозунга патриотического. Цензурная Комиссия по Морали и карманные банд-формирования вроде «Геть усіх!», «Братство», «Тризуб» и «Січ». Всё это не просто набор разрозненных клочков украинской политической действительности, но части одного фундаментального процесса – националистической революции. Не стоит недооценивать угрозы, которые этот процесс в себе содержит.

Нынешняя украинская власть сформировалась под Кучмой, совком и «лихих 90-х», и утвердилась в результате Оранжевой революции – популистского переворота, который произошёл под знамёнами «европейских ценностей» и «евроинтеграции», но содержательно был начинён консервативной националистической идеологией, которая таким образом вышла из подполья.

К настоящему моменту страна окончательно запуталась в разноцветных ленточках, палатках и флагах. Экономический кризис, разочарование в Оранжевом Майдане, грядущие выборы, отсутствие солидарности, распад государства и повсеместное вторжение хаоса ― всё это служит благоприятной почвой для выхода на арену самых опасных политических энергий ― энергий ультраправых, подчас откровенно неонацистских, пусть и называющих собственную фашизоидность более мягкими понятиями «национализма» и «патриотизма».

Сегодня у правых энергий есть все шансы стать политическим мэйнстримом. Демократические силы представлены на украинском ринге исключительно слабо. Гуманизм проигрывает битву против эры новых газовых камер. Консерватизм, увы, возобладал в незамысловатом украинском человеке. Всё уже случилось, и дальше будет только разверзаться.

Следует понимать, что нацизм по-украински ― явление куда более опасное, чем нацизм, к примеру, по-русски, по-немецки или по-итальянски. Потому что если Россия, Германия или Италия ― это государства-монстры с имперским корнем, имперскими амбициями и, соответственно, имперским «нацизмом сильных», то Украина ― пост-колониальная страна-жлоб с кризисом идентичности и любовью к селу. Это означает, что нацизм местного разлива будет нацизмом деревенщины, нацизмом холопским, нацизмом слабых и закомплексованных, давно озлобленных людей. Такой нацизм содержит в себе куда больше угроз, чем всё, с чем имела дело история до этого. Он, конечно, не способен вырваться за пределы конкретного хутора, но, несомненно, станет политическим гнойником для целого региона.

СТОЛКНОВЕНИЕ МОЛОДЁЖИ

В преддверие выборов, украинские политтехнологи не могли не учесть недавний революционный опыт Молдовы с её «твиттерной революцией», да и, впрочем, всю революционную историю вообще. Именно поэтому сейчас политики пытаются стравить в конфликтах молодых, осуществить превентивный раскол молодёжи. История с нападками на движение Антифа тому пример.

Но зачем?

Для запуска переворота не нужно солидарности всего народа. Авангард любой революции ― молодые пассионарии. Они первыми выходят на улицы, владеют новейшими технологиями коммуникации и обладают необходимым темпераментом и здоровьем, чтобы в административные здания полетели первые коктейли Молотова. Недовольство широких масс текущим режимом, конечно, важно. Но поджигают фитиль революции именно молодые максималисты и романтики.

В предверии выборов политики и олигархи будут провоцировать конфликты в молодёжной среде, чтобы устранить возможность её солидарности. Нас будут сталкивать лбами, дабы к выборам все обмельчали и были слишком измождённы грызнёй друг с другом, чтобы мочь подняться вместе против государства. Важно не попасться в эту ловушку. Молодежь должна стремиться к солидарности, чтобы быть готовой противостоять надвигающейся «коричневой угрозе».

ДОКУМЕНТАЛИСТИКА КАК ОРУЖИЕ

Сегодня необходимо документировать всё, что происходит вокруг ― снимать, фотографировать, делать аудио-записи и собирать свидетельства, после чего как можно шире распространять их, поскольку, – и это тоже показала история нацизма, – «придёт день, когда скажут, что ничего этого не было». Документ суть страховой полис истории. Оружие в борьбе с её туманом.

ИНФОРМАЦИОННОЕ ПОДПОЛЬЕ

Важно организовать работу информационного подполья. Задача такого подполья – вести повсеместную пропаганду гуманизма и прочих оппозиционных «коричневой угрозе» идей, поскольку сегодня ещё есть шанс расширить круг здравых агентов свободы, которые будут оказывать сопротивление до и после прихода нео-нацистов к власти. Кроме прочего, необходимо привлечь внимание к назревающей украинской ситуации – в первую очередь международных СМИ и наблюдателей.

МАРШ ПРОТИВ НЕОНАЦИЗМА

Дабы привлечь внимание к правой угрозе, а также для демонстрации наличия в украинском обществе гуманистических сил, необходимо организовать масштабный всеукраинский марш против «коричневой угрозы», который бы вынес её на передовицы международного общественного обсуждения и не позволил правым силам поднять головы и воспламениться.

СПЕКУЛЯЦИИ ЛИБЕРАЛИЗМОМ

Дабы совратить менее радикальные слои общества, правые будут спекулировать либеральной риторикой. Каждый раз, когда гуманисты будут настаивать на недопустимости радикального национализма в современном обществе, правые будут предъявлять в качестве контр-аргумента логическое противоречие: «Можно ли бороться за свободу, и, в одночасье, запрещать националистов?». Однако следует понимать, что свободное общество – это не просто поэзия, но система, обладающая рубежами, которые необходимо оборонять. «Нет свободы врагам свободы». Хищники не станут жить по травоядным правилам, поскольку таковые будут означать для них погибель. Столкновение неизбежно. Неонацизм, национализм, религиозный фундаментализм, мракобесие или неолиберальный фашизм – всё это злобные рудименты старого мира, в котором невозможны свободные общества. Борьба с правыми является условием свободы.

10/05/09