Мораль из бестиария / Анатолий Ульянов

История человеческой мысли полнится множеством любопытных страниц. Одной из таковых являются средневековые бестиарии. Стоит хотя бы на миг погрузиться во все эти древние сборники зоологических статей, и ты оказываешься в мире причудливых фантазий, где обитают фениксы, единороги и мантикоры.

«Бестиарная зоология» описывала не только земных тварей, но и тварей, существующих, как верилось, за пределами материи. Не удивительно, что, под воздействием такой «духовки», бестиарии сопровождались христианскими нравоучениями – авторы сортировали мыслимое и немыслимое зверьё по полкам «чистых» и «нечистых» видов; объясняли, к примеру, почему жаба злая, а орёл – добрый. С тех пор изменился язык, но только не суть морализаторства.

Рано или поздно, за красочными образами рогатых монстров и ползучих дьяволов обнаруживались носороги и крокодилы, которые казались сверхъестественными лишь потому, что авторы бестиариев впервые столкнулись с ними, оказавшись за пределами Европы – например, с католической миссией в Африке. Это объясняет механику творения монстра: его рождает не природа, но невежество.

Если бы сегодня какой-нибудь деревенский кретин взялся писать новый бестиарий, то главной бестией в нём наверняка оказалось бы паучище Интернета. Сеть и ассортимент её участников является идеальной средой для производства современных образов страха. Эти образы возникают из раздутых преувеличений, направленных на то, чтобы убедить обывателя в шаткости и незащищенности его позиций на карте бытия. Нас пугают повсеместными педофилами, террористами, агентами врага и прочей кибернетической нечистью, популяция которой растет по мере роста ассортимента горючих жидкостей, которые вливает в себя чиновник.

Не пора ли пересмотреть наше отношение к навязываемым политиками «страхам»? Не потому, что «реальный мир» – зона безоблачности, но в силу самих причин, по которым власть рисует того или иного беса для нас. Почему бы не превозмочь запугивание, ответив запретным идеям если не любовью, то смелым интересом?

Постсоветские общества наводнены дискуссиями о «моральном разложении» и необходимости этому «разложению» препятствовать. Мы превратились в тех, кто обсуждает допустимую форму государственного вмешательства в наши личные жизни, поделились на лагеря защитников «традиционного» или «либерального» пути – и вот теперь грызём друг другу глотки. Меж тем, нам всем давно пора изгнать государство из области спален и нравственных диспутов. Если монстр существует, мы должны перестать бояться и заглянуть ему в самое сердце, отогнав от себя высоконравственных бодигардов. Лишь приняв ответственность на себя можно граждански состояться в современном цивилизованном мире.

Существование государственного контроля над «моральностью» информации – это опасное и вредноносное явление. Такой контроль лишает нас возможности самостоятельно разбираться в добре и зле; делает нас слабыми и нуждающимися в опеке. «Внешний контроль подменяет внутреннюю ответственность»; моральная инквизиция – процветает.

Неконтролируемое инфополе – это свободный обмен информацией. Да, здесь будут процветать не только говорящие хризантемы, но и топи, хромоногие дети и черноротые вращатели душ. Кому-то из нас будет страшно. И где-то там будет опасно. Но вся история человечества – это хода с фонарем по неизвестности вперёд. Так пусть же никто не держит фонарь за тебя. Власть должна пасть, а мы – убедиться, что ползучий дьявол – это всего-лишь очередной крокодил.

17/08/09