На завтрашнем дне / Анатолий Ульянов

От кого: Анатолий Ульянов
Кому: Екатерина Деготь
Дата: 9 декабря
Тема: Re: Как дела

(…) Результаты премии Пинчука — это торжественный консенсус всего украинского арт-процесса. «Дерьмовый гламур и подлое враньё» — меткое примечание критика Сергея Васильева по поводу происходящего распада в украинском искусстве. Об этом, собственно, и мой текст «Хуёвые победят»

Всё это особенно прискорбно именно потому, что телега Пинчука — действительно могучий инструмент, у которого есть все ресурсы для преобразования ситуации с современным искусством в Украине. Но, видимо, наши олигархи и нувориши не понимают, что стратегии, формируемые «из профессионального», не вредят, а, напротив, способствуют столь искомой ими капитализации репутации. А так получается безграмотное фуфырство пузом. В этом, кстати, и трагедия куратора Соловьёва, чьи профессиональные навыки из раза в раз отправляются в анналы Пинчука (там, его унижают за гроши…), в то время как уши олигарха целиком и полностью купаются в губах его пиар-службы и финансовых директоров. Я и с ними знаком. Это дьяволы. И вроде как должно ими таковыми быть, но, опять же, не дело финансовых советников и бухгалтеров определять стратегии арт-центров.

У меня были большие надежды в связи с Центром Пинчука, но чем дальше оно все скатывалось в Хёрста (Пинчук не понимает, что статус «самый дорогой художник» — это ценность в глазах обывателя, а не арт-системы), чем пуще расцветали там диковатые для институции с серьёзными претензиями сольники Маккартни и выставки коллекций Элтона Джона (словно качество коллекции определяется именем её владельца), чем чаще мне поступали звонки с вежливым «а могли бы вы убрать из текста такой-то образ, а то вам за него, видимо, галерист Щ. заплатил…», тем больше я приходил в себя, и становилось понятно, что всё это какой-то виртуальный банкет. А жаль. Нет ни одной преграды, чтобы превратить Пинчук-центр в мощный терминал искусства. Ни одной, кроме мозгов.

С молодыми художниками — вообще мрак. С одной стороны, есть блистательная Жанна Кадырова. Ну и что? С тех пор как куратор Ежи Онух сделал ее роскошные «Бриллианты», она так и лепит этот свой кафель. О других и вовсе речи не идёт. Они хотят всё и сразу. Нарисовал хуй на бутерброде, холст, масло, — и всё: все остальные мысли — о тусэ на вернисажах, статусе мэтра и халявном шампанском в пластиковых стаканчиках. «Анархистские галереи» дружат с муниципалитетом и рассказывают в интервью, какой прекрасный мэр. Молодые кураторы болтают год о протесте, затем делают предвыборные фестивали на бабло Януковича. Возможно, «искусство ради искусства» — это и правда миф эпохи проклятых поэтов, и всё нынче несколько иначе, но должен же быть какой-то ассортимент, разнообразие, совесть у кого-то должна быть — хотя у кого-нибудь на этом параде чичканов… Меня не покидает ощущение, что современное искусство — это цирковой уродец с шеей и головой лебедя, которого диковатые богачи в дорогих костюмах водят и показывают своим братанам. Мол, прикольно? Прикольно!

Короче говоря, уверенность в диалогах об украинском искусстве покамест может быть лишь в завтрашнем ДНЕ (которое не день, но дно). Я думаю, всё это потому, что потреблядский гламур, светская хроника и традиции барокко образовали в Киеве естественный союз – на подземных плазмах в метро идёт фэшн-ТВ, и колхозницы натягивают золотые шляпки на свои красные морды.

Об этом всём нельзя прочитать на страницах украинской арт-прессы. Потому что украинская арт-критика — это куча недоласканных девок из потребительских журналов, которые увозят с Венецианской биеннале не опыт, мысли, каталоги и впечатления, а юбочки, трусы и кеды. «Патамушта када ещё будем в Италии?»

В общем, жаль, что хуевые победили и на хуторе, как обычно, тиха украинская ночь. Название открывшегося недавно в Москве торгово-развлекательного центра «Золотой Вавилон» могло бы проиллюстрировать не только положение дел в украинском искусстве, но и ситуацию в мире вообще.

12/12/09