Русская полиция / Анатолий Ульянов

Закон о полиции государства российского отражает стремление тамошней власти быть абсолютной; превратиться из обозримого союза управляющих институций в нечто наконец-то всепроникающее – царя с миллионом голов. Создавая полицейского в штатском, который более не обязан представляться и чьи действия объявляются a priori законными, власть порождает призрачного стража: уже не простого осязаемого мента, но того, кто повсюду, растворён в остальных. Такой страж суть безликий портал. Из его влажного сумрака в любой миг могут явиться опричники на медведях. Паранойя как образ жизни на фоне полицейской сети атомных стражей – таковы перспективы для обычного русского зерга.

Наивно полагать, что речь идёт лишь о реформе правоохранительных органов. Столкнувшись с Приморьем, власть осознала, что ментовские фуражки всё чаще напоминают населению мишени, и решила действовать решительно. Проект закона о полиции предвещает катарсис тех процессов, которые эта власть нагло называет «модернизацией». 1-го января россиянин просыпается в новом мире православных компьютеров, где по улицам скользят толпы теней, несущих в себе потенциальную угрозу. Новый порядок вещей предполагает неслыханные масштабы одиночества и отчуждения. Закон о Полиции будет мистерией, в процессе которой власть наполнит собой сам воздух и станет всем одновременно. Колдуны-единороссы используют сегодня юридическое Вуду, чтобы вернуть на престол князя Сталина и его перепончатых горгулий. Это происходит – Россия благоухает серой.

10/09/10