Телегония и девственность / Анатолий Ульянов

Телегония – это попытка мракобесия кокетничать с наукой. За утверждением, что первая мужская особь, побывавшая в саду твоей вагины, неизбежно отразится на твоём потомстве, нет ничего, кроме суеверий и прицерковного морализма.

Всё, разумеется, влияет на всё. Каждый увиденный образ или поглощённый омлет, всякое погодное колебание, встреча, звук или путешествие – всё оставит свой отпечаток на личности. Однако же не стоит терзаться тревогами, обрекая себя на неврозы. Оставленный узор, все события и последствия – исключительны. Они, собственно, образуют тебя. Побег от них означал бы побег от себя.

Девственницы не должны размышлять о потомстве. Пускай разрыв сверкающей плевы случается не ради грядущего и совсем необязательного выводка, но во имя эротического экстаза. Секс не ограничивается репродукцией – вот чему следовало бы учить заинтригованных школьниц. От завтрашнего дня им стоит ждать не брака и колыбели, но захватывающих приключений плоти.

Поскольку многие, увы, рождаются в обществах, где девственность, по велению ханжей и попов, полагается условием непорочности, с ней следует покончить как можно скорее: прежде, чем это общество успеет изуродовать твой секс.

Я лично знаком с встревоженными девственницами, чьи матери, – то ли в силу собственного неудачного опыта, то ли желая подольше удержать своих чад в гнезде, – нарисовали в их умах эротическую антиутопию: «это будет больно, очень-очень больно». В итоге, вместо того, чтобы наслаждаться предвкушением близости, эти несчастные девушки только и думают, что о навеянной их матерями боли. Их первый раз рискует оказаться жертвой нервного перенапряжения и, в отличие от генотипа той первой особи, которая искупается в их плоти, повлияет на всю их дальнейшую сексуальную жизнь.

Родители, действительно заинтересованные в счастье своего ребёнка, должны вкладывать не страхи в его голову, но презервативы в его пенал.

26/09/10