Сознание-киборг / Анатолий Ульянов

Наше тело – не лучший костюм для путешествий в космос. Чтобы заселять другие планеты нам необходимо превратить себя в киборгов. И именно поэтому в 1996-м году нейрокибернетик-марксист Ян Корчмарюк создал новую науку «сеттлеретика», задача которой – перенос сознания на постбиологический носитель.

***

Насколько приблизилась сеттлеретика к цели киборгизации разума, готовы ли мы сегодня «загрузить» себя в машину?

Если рассматривать уровень мировой науки и технологии, то всё необходимое для начала этой реализации в мире было уже 20 лет назад, и, тем более, есть сейчас. Как россыпь деталек в конструкторе Lego, которые всего лишь требуется правильно собрать. В Гарварде уже создали сеттлеретический «датчик-шпион»*, сами не зная об этом… Нет только соответствующего финансирования сеттлеретики – ни политической воли к этому, ни понимания необходимости.

Меня не покидает смутная фрейдистская ассоциация, что человечество само желает погибнуть вместе со своей планетой, и все силы интенсивно прикладывает именно к этому. Этакое планетарное «мортидо», присущее виду, … или это просто потакание собственному «животному началу», той глупой и жадной обезьяне, которая сидит в каждом из нас, и которая, наконец, дорвалась до холодильника, набитого бананами.

Вы говорите о вероятной для всего нашего биовида воле к смерти, но не противоречит ли такая воля эволюции?

Эволюции всё это не противоречит, а, напротив, очень даже соответствует. Главный принцип выживания всякого вида – стремление к максимальной «притирке» к своей среде обитания. Если объяснять языком синергетики – это будет стремление к занятию первой же устойчивой «потенциальной ямы» на условной поверхности в условном пространстве.

Представьте «горку», с которой скатывается шарик. Он будет стремиться вниз по траектории, определяемой принципом наименьшего действия, и будет катиться вниз до тех пор, пока не застрянет в ближайшей локальной ямке. В нейрокибернетике существует понятие «отжига». Представьте, что наша горка сделана из пластилина, и мы поместили её на разогретую сковородку, в результате чего горка начала «оплывать». Тогда локальные ямки сгладятся, и шарик скатится к подножию горки, к глобальному минимуму.

В дарвиновской эволюции катастрофы «отжигают» целые эко-ниши, не давая застаиваться там слишком разжиревшим и обленившимся видам. Так гибель динозавров открыла дорогу млекопитающим. Ну а нынешние люди… увы, они всё ещё на 98% обезьяны, ещё слишком животные, и ведут себя как упомянутый стальной шарик.

Пользуясь «жадным алгоритмом», они на каждом шагу стремятся максимизировать сиюминутную выгоду и минимизировать сиюминутные издержки. И пока человечество было относительно мало по численности и слабо по могуществу, Земля была для него бесконечным ресурсом, и успевала вылизывать за ним его «издержки», подобно кошке, вылизывающей попу котенку… Но котенок вырос. Биосфера не успевает за размножившимся и возмужавшим человечеством, которое выедает её изнутри со всё возрастающими скоростью и объемом.

Либо надо снова искать псевдобесконечный ресурс (а им как раз и может стать Космос), либо менять стратегию поведения, отказаться от «жадного алгоритма». Но и то, и другое требуют срочного апгрейда базовой конструкции, апгрейда человеческих тела и мозга.

К сожалению, только 1% популяции, – половина из них гении, половина – клинические идиоты, – способен понять то, чего не способна понять остальная масса. Но вот этот 1% отнюдь не совпадает с тем процентом, который попал к холодильнику с бананами, то есть находится при деньгах и власти. Возникает неразрешимое противоречие: те, кто хочет апгрейда – не может его совершить, те, кто может – не хочет…

Возможно, коллективное танатическое желание – форма, ну, скажем, эволюционного стремления уступить место следующим видам?

Кто такие эти «следующие»? А это наш техно-технологический мир с разумом-суперкомпьютером и нервной системой – Интернетом и сотовыми сетями. Следующий – «Терминатор». Более прогрессивный и эволюционно преимущественный. Почему?

Человек учится всю жизнь, но то, чему он научился за всю жизнь, можно переинсталлировать в компьютере за час. Он может десятилетиями ломать голову над проблемой, которую машина просчитает за минуту. Голова человека неотделима от его туловища, и она у него одна. Компьютер может хранить важную информацию – облачно, распределенно, во множестве серверных дисков сети. И наращивать их можно беспредельно.

Человек так и не знает до конца чертежей своего мозга. Компьютер – открытая система, в ней известно всё. Поэтому ничего не мешает компьютеру всё более и более повышать свою мощь и производительность, а роботу – расширять и расширять свои сенсорные и эффекторные возможности, применяя всё более совершенные схемы и материалы.

Машины совершеннее нас… Но почему они неизбежно идут нам на смену?

Тут я пользуюсь таким понятием классического марксизма как отчуждение труда и овеществление живого труда в машине, в средстве производства, в капитале. Теория научного коммунизма в марксизме базировалась на предельном переходе, когда 100% живого труда будут отчуждены в машину. Тогда техника станет чем-то вроде «чудо-дерева» К.И.Чуковского, райским садом, в котором можно будет сорвать сапоги с ветки, и совершенно бесплатно. По потребности. Потому что денег ни у кого уже нет, ибо нет зарплаты, раз нет живого труда людей. Значит произведенные бесплатно этой второй природой товары, работы и услуги будут раздаваться даром.

Итак, постбиологическая цивилизация неизбежна…

И выход я вижу один: если не можешь победить – присоединяйся. Пока не поздно – нужно «слиться» с этим, идущим нам на смену, более совершенным видом живых и разумных существ. «Переселить» в него наши личность и сознание, и с ним уже, и в нём уже – осваивать и заселять бескрайние просторы космоса.

Вы говорите «пока не поздно», ощущая угрозу от всё более осмысляющей себя Технологии и грядущей цивилизации машин?

Да, но не только. Существует четыре типа угроз. Космические и земные, естественные и искусственные. Космическая природная угроза – это, скажем, пресловутый астероид Апофис, или вспышки на Солнце… Земная природная угроза – это, например, взрыв супервулкана, или изменение в магнитных полюсах… Искусственная земная угроза – это и глобальное потепление, и разрушение биосферы, и мировой экономический кризис, и ядерная война, и кошмар Терминатора тоже… Искусственная космическая угроза, – это и пресловутые «летающие тарелочки», и «человеческие звёздные войны», и потеря спутниковой связи, и выход Терминатора в космос, и Луна как база новой машинной цивилизации. Всему этому есть общий знаменатель: Земля у нас одна, и человечество на ней – одно. Но не кладут все яйца в одну корзину – не всякий вес она может выдержать.

Почему научная среда, которая, казалась бы, должна быть заинтересованной матерью инноваций, так часто оказывается главным оплотом консерватизма, регрессивной пробуксовки и старого мира вообще?

Кто платит науке за новые разработки? Государство и бизнес. Бизнес – сиюминутен, «жадный алгоритм», прибыль здесь-сейчас и как можно больше. Поэтому финансируются прикладные рацпредложения, которые мизерны, но немедленно, на больших тиражах, дают огромную прибыль.

У государства свои тараканы. Его главная потребность – самосохранение и власть. Поэтому приоритетны военные разработки. Вспомним гордость 20 века, – ядерная энергия, ЭВМ, космос, – были порождены мировой войной. А на войне как на войне, консерватизм «кастовой, кадровой» армии сопоставим лишь с консерватизмом церкви, тюрьмы и школы…

Академическая бюрократия – ничем не лучше любой другой. Пораженный склерозом, но увешанный регалиями, почтеннейший академик априори считается умнее молодого, но неизвестного аспиранта… Самозагнивание и саморазложение всякой жесткой, линейно-иерархизированной системы управления давно известно. И тут тоже корни в нашем обезьяньем прошлом.

В каком смысле?

На бабуинах ставили такой опыт. Вожак у них тот, у кого большая и седая грива. Потому что так эволюция отобрала: раз сумел самец-доминант дожить в непростых условиях естественного отбора до седых волос – значит, мудр, накопил опыт, и значит стая обезьян выживет под его мудрым руководством. В эксперименте молодой глупой обезьянке приклеили седой парик – и её сразу выбрали вожаком. А маститому вожаку обрили голову – и его сразу «опустили»…

Итак, инерция такова, что наша обезьянья природа диктует нам такую вот модель поведения, а человеческая цивилизация давно уже требует иных критериев оценки ума и правильности решений, чем маститая седая грива или заменяющие её погоны и золотой значок. Кстати, обезьяны до старческого склероза не доживают…

В итоге, бизнес близорук, а государство, хоть и способно финансировать стратегические программы, но решения принимают старики, мыслящие давно устаревшими парадигмами.

А главное – у планеты в целом нет хозяина. Мировое правительство – это миф. ООН – прислуга. «Моё» заканчивается на уровне одного государства. ЕС, СССР и т.п. многоширотная империя – всегда неповоротливый монстр. Спасение планеты, спасение человечества в целом нужно всем сразу, а значит – никому в отдельности.

Не означает ли это, что обязательным условием нашей киборгизации и отправления в космическую одиссею является объединение мира в единое интернациональное тело человеческой цивилизации?

Означает. Только не в единое тело, скажем, в задницу, а в единый мозг. Я пишу в статьях о ПСМ – Планетарном Супермозге. Но для этого сперва нужно изменить структурный элемент – изменить самого человека. То есть сначала нужно создать сеттлеретический интерфейс и «переписать» всех людей в «Матрицу». Сейчас, в обезьяньем статусе, никакое планетарное единство невозможно. Обезьянство его разрушит и перевесит.

Вы предлагаете запустить в мозг датчики-шпионы по одному на каждый нейрон, чтобы они сначала синхронизировались с нашим сознанием в «мясе», а затем и заменили это самое «мясо». Беспокоит в этой идее фигура оператора. Первые сеттлеретические нанороботы едва ли будут продаваться в ларьке для послеобеденной инсталляции на дому – неизбежно возникает авторизированный посредник, а значит и целый ряд угроз, начиная с возможности правительственного вмешательства в техно-дубликат сознания и подмены части твоих структур структурами другого, «желаемого» человека до похищения или расфрагментации личности…

Датчики-шпионы либо собой подменяют нейроны, образуя «из себя» искусственный мозг-дубликат, который потом, после смерти человека, нужно будет вынуть из черепной коробки трупа и вставить в тело-робот… или только «посредничают» этакими «мобильниками в кармане у Нейрона», обеспечивая связь с виртуальной копией мозга во внешнем супернейрокомпьютере.

Проблема переходного периода безусловно существует. Я отнюдь не питаю прекраснодушных маниловских иллюзий, относительно «гуманного и благородного человечества». Единственная надежда, как всегда, на законы природы, в том числе – на социально-экономические законы.

Вспомним – тоталитарный космос за 50 лет дорос до частных космических кораблей. Ядерные электростанции есть уже не только у двух мировых сверхдержав, и я не удивлюсь, если появятся персональные ядерные электростанции «на один коттедж» масштабом. Про компьютеры, сканеры, ксероксы и мобильные телефоны уж и говорить нечего. То, что было совершенно секретным шпионским оборудованием 50 лет назад ныне доступно и ребенку.

Законы рынка – определенны и неумолимы. Если нечто пользуется платежеспособным спросом, а, значит, – способно приносить доход, – оно неизбежно просочится из сверхсекретных военных лабораторий на массово-бытовой рынок, и займет там соответствующий сегмент. Мы живем в таком веке и в таком мире, в котором шила в мешке уже не утаишь.

Достаточно твердого знания о том, что машина для бессмертия существует, надежно работает, и с такими новыми людьми можно уже вживую пообщаться… взрыв, обвал спроса и предложения последует лавиной!

22/12/10