Электрический легион / Анатолий Ульянов

Не важно, кто же на самом деле Джулиан Асанж. Если чувства не лгут – WikiLeaks торжествуют эпоху новой прозрачности, когда впервые и наконец-то Паноптикум возведён для архонтов государства. Возможен, впрочем, и другой сценарий бытия – слив правды как пиар-акция величайшего инструмента дезинформации. Оказаться взаправдашней может любая реальность. Так или иначе, если рядовой Мэннинг – детонатор, то Асанж – подрывник, зачинающий Первую Кибервойну.

Ход событий на слуху: WikiLeaks открывает правительственные шкафы, обнажая пансионат скелетов. В ответ на это тут же находятся изнасилованные Асанжем женщины, хакер арестован, домен закрыт, счета отключены и раскрасневшийся от ярости король вот-вот хлопнет мышь, бросившую вызов его могуществу…

Реакция Сети – это любовь. Анонимные хакерские группировки, вроде ребят за операцией «Расплата», разворачивают гигантский ботнет, десятки тысяч обычных пользователей позволяют установить на свои машины атакующее программное обеспечение, – в итоге, один за другим под напором DDOS-атак начинают валиться сайты шведской прокуратуры и глобальных платёжных систем PayPal, MasterCard, Visa. Закрытый WikiLeaks непрестанно воспроизводится цифровой маткой, клон за клоном, байт за байтом информация остаётся в эфире, отражаясь в сотнях зеркал.

Ещё вчера Сеть была хрупким гиком. Интернациональная и бесконечная, она, тем не менее, съеживалась всякий раз, когда институты власти осуществляли свои вторжения – вроде наездов на Пиратскую Бухту, баны публикаций или аресты инакомыслящих блоггеров. Влюбленные в эту параллельную вселенную, мы наблюдали прискорбную её подчинённость порядку вещей за пределами мониторов и кабелей. Бывало, Сеть брыкалась в попытке защититься. Зачастую, конечно, только шумела. Но то, что происходит сейчас – момент исторического осознания Сетью собственной силы. Происходит формирование нового фронта, чьи бойцы – это тени, которые, подобно заклинателям змей, заговаривают компьютерные системы, используя чистый код.

Кибер более не кофейня в библиотеке, но пробуждающийся коллективный организм, овладевающий своей мускулатурой. Он не просто защищается. Он нападает. Дигитальная автономия – вопрос времени. С каждой войной государство будет всё более вытесняемо за пределы интернациональной пиратской республики. Сеть предлагает новую идентичность для мечтателей, романтиков и анархистов, которая инспирирует борьбу за независимость обмена смыслами, за право самостоятельно определять свою степень осведомлённости.

Социальность второго вэба сформировала платформу для глобальной общности, негласный заговор электрического братства, которое идентифицирует Сеть как одно из основополагающих прав, измерение воплощённой свободы, позволяющее видеть мир вопреки слепящей плазме пропаганды. Сеть – наш волшебный шар. Кибервойна демонстрирует образ участного полотна, сшитого из индивидов, которые здесь и сейчас впервые могут повлиять на ход вещей. На фоне гражданской армии хакеров власть выглядит аналоговой старухой с расстройством кишечника. Раж и неловкость, с которыми правительства бросились на Асанжа, обнажает степень их обеспокоенности, их ощущение утраты контроля.

Изменят ли мир подобные утечки? Они уже это сделали. Первая Кибервойна показывает перспективу цифровой солидарности. Между ресурсами правительства и обычным пользователем оказалась тонкая плёнка. Первая Кибервойна – это только начало, первый брошенный камень. По сути, не важно, насколько метко он брошен и долетит ли он вообще до цели. Брошен. Наконец-то брошен!

13/12/10