Футуризация сопротивления / Анатолий Ульянов

Не странно ли, когда противники глобального консервативного ренессанса уповают в своей борьбе на концепции вчерашнего дня? Кто на левую политическую идею, кто на её лицемерного полукровку – либерализм, хотя и то, и другое давным-давно опровергло свои утопии. Катарсис в виде ГУЛАГа или Гуантанамо намекает на то, что искать альтернативу «правеющему» порядку вещей следует на новых землях.

В качестве такой альтернативы мне хотелось бы предложить трансгуманизм. Предложить не столько в качестве флага, сколько в качестве открытой платформы для выстраивания прогрессивной политики. Под трансгуманизмом я понимаю палитру философских течений, допускающих, что человек не является конечным звеном эволюции, и может совершенствоваться до бесконечности. Трансгуманизм осмысляет и утилизирует последние достижения науки и технологий: крионику, генную инженерию, нейро-интерфейсы, искусственный интеллект… Это делает его хабом неомодерных философий.

Что общего между революционным порывом и трансгуманизмом? И то и другое желает радикальных перемен и сталкивается с сопротивлением реакционных сил, будь это церковь с её обскурантизмом или государство, с его Большим Братом. И то, и другое формирует мотив совершить героическое бегство вперёд.

На сломе эпох, суть конфликта между человеком и регрессивным порядком вещей заключается в том, что такой порядок не позволяет человеку реализоваться и процветать. Обнаруживая себя в ситуации, где наши мечты, стремления и желания, наши таланты, фантазии и потребности подавляются устаревшими социальными, политическими и религиозными институтами, мы сознаём, что оказались в мире, дизайн которого не позволяет нам быть собой. Мы можем принять этот дизайн, прожив навязанные жизни, или поднять восстание, сотворить другой мир, который бы соответствовал реальным контурам наших сердец.

Конкретный образ другого мира, несомненно, разнится от человека к человеку и, всё же, ясно – либо поп, либо космодром. Мы больше не можем ломать комедию и делать вид, что такие понятия как «национальность», «вера», «традиция», «мораль» вообще что-либо значат. Это ведь какие-то дикарские наборы букв с сакральной репутацией. Не существует единственно правильной политической идеи, партии или движения, – это понятно. Но существуют, в общем-то, простые вопросы, отвечая на которые, можно понять степень надобности перемен: Чувствуешь ли ты себя собой? Реализован ли твой потенциал? Мир вокруг – твой ли мир?

Вчерашнее общество принуждает смириться со своей протухшей статикой и вообще тем, что тебя не устраивает, рассуждая в духе «такова жизнь» или «спустись на землю». Однако мы рождаемся не для того, чтобы жить в бесконечном страдании, компромиссе, кастрированном подобии жизни. Мы нарождаемся в мирах, которые сотворены до нас – мы вправе желать их апгрейда.

Политизация трансгуманизма превращает его из научно-фантастического конвента в политику эволюции; в направленный футуристический акт. Вне левого и правого, интернациональное и технологическое. Из самого эпицентра прогресса. Ставящее большие цели и вооруженное большими мечтами.

16/12/10