Коллективный индивидуализм / Анатолий Ульянов

Существует заблуждение, что социальность исключает индивидуализм, и раз уж ты стал на путь эмансипации своей личности, то и любое взаимодействие с группой должно тобою отвергаться. Такая поведенческая крайность лишена рациональных основ и сулит если не злобное отшельничество, то гордое одиночество. В её основе – отторжение Другого, и восприятие коллектива как мономассы. Такое восприятие уместно для обществ, в которых разнообразие систематически отторгается. В случае же, когда идеал разнообразия проникает в общественный договор – открывается возможность переосмыслить само прочтение коллектива.

Здоровый социальный зверь человека устремлен к Другому, и потому производит коммуникации. Именно человеческая природа опосредствует общество, но само его содержание неоднозначно: его можно преломлять и усовершенствовать в процессе эволюции. Так или иначе, необходимо разрубить гордиев узел устаревшей дихотомии «Я vs. ОНИ». Группы, принявшие ценностью разнообразие, и вступающие в коммуникацию между собой, перестают быть мономассой и превращаются в динамичные социальные союзы индивидуальных автономий. Здесь же и возникает то, что ещё вчера считалось оксюмороном – коллективный индивидуализм как социальная форма индивидуализма; модель новой общественной демиургии.

19/05/11