Застолье Стервятниковых / Анатолий Ульянов

Семья – это заговор крови. И будет он нерушим пока над нами властвует биология; мы возникаем из спермы и маток, сама пуповина – намёк на неизбежную привязь, наследственную общность. Диктатура биологии навязывает слепую и бесконечную любовь матери; все те особые нежности и агрессии, которые возникают в рамках генетической стаи между братьями и сестрами, отцами и детьми.

Однако, семья – не одна лишь любовь. В самом её феномене есть нечто, от чего цепенеет людское сердце. Правда ночи. Правда племени. Правда хищника. Среди чужаков, ты – человек. В семье – только зверь. Здесь невозможны ни люди, ни боги. “Семейное” подчинено другим конституциям. Церковь, воспевающая семью, прославляет своего антагониста – биологическое естество природы.

Заговор крови легитимизирует любую страсть, любое убийство. Семья возникает кругом зачарованных стервятников, и нет более красноречивого их проявления, чем застолье: нескончаемый род бросается на пищу; катарсис семейного единства – вместе жрать, сопрягаясь боками и рыками. Как рой, как прайд, как торжество червей в разлагающейся добыче.

Свадьбы, похороны, дни рождения, годовщины. Казалось бы, зачем придумывать всё это и вести праздные беседы у стола, если всё, что по-настоящему нужно семье, – это пару раз в год вместе выть на Луну?

17/08/11