Космополис / Анатолий Ульянов

“Земля – колыбель человечества. Но нельзя вечно жить в колыбели.” 
— Константин Эдуардович Циолковский

Наблюдая за звёздами невозможно не слышать их песен, не разглядеть в их сиянии приглашения к объятиям.

Человек – это комета. Покинуть рубежи земного – естественный и неизбежный её импульс. Каждый рождается с огненным хвостом. Небо суть зов, портал домой.

Воплощение утопии – вопрос Технологии. Сколь бы невозможным не казалось сегодня то или иное начинание, драгоценной является сама бравада воображения, умение дерзновенно мечтать за всеми мыслимыми пределами и возможностями.

Невозможное – это бабочка-однодневка. Рано или поздно человек и его города поднимутся в воздух, и снова ступят на землю только тогда, когда Земля окажется далёкой синевой на покрывале вечной ночи.

ЛЕТАЮЩИЙ ОСТРОВ

“Города размером с Нью-Йорк будут парить над поверхностью земли, где воздух чище и не содержит болезнетворных бактерий. […] Четыре гигантских генератора будут стрелять электрическими лучами в землю, и производить силу, достаточную, чтобы удерживать город в воздухе.” — Хьюго Гернсбек, 1920-е

Прежде, чем “отправиться” в космическую одиссею, город обретает крылья и колонизирует небо. Образ левитирующего полиса возникает задолго до надежды на внеземные путешествия, и важен как заря грядущей и всёвоспаляющейся мечты о жизни среди звёзд.

В 18-м веке на страницах третьей части “Путешествий Гулливера” Джонатан Свифт описывает город Лапута – летающий остров на алмазном основании, который перемещается с помощью вращения огромного магнита.

Жители Лапуты поглощены математикой и музыкой, и потому рассеяны. Измышляя Академию Прожектёров, где пытаются претворить в жизнь всевозможные псевдонаучные начинания, Свифт придает сатире спекулятивные теории своего времени, но главное – раковую опухоль человеческого самомнения.

Всё это, конечно, не мешает контр-интерпретировать Лапуту и в альтернативном, трансгуманистическом ключе. Её население – люди хорошо образованные и технологически развитые. Они увлекаются искусством и науками; “не приземлены”, “возвышенны”. Идея города, оторвавшегося от земли, может рассматриваться не только сатирой на утопию, но и метафорой надежды на лучшего человека; императивом, утверждающим позитивный проект человека будущего.

СОВЕТСКИЕ НЕБОГРАДЫ

Архитектор Георгий Крутиков был искренне вдохновлён развитием советского воздухоплавания, увлекался дирижаблестроением, идеями полёта в стратосферу, вел переписку с “космическим этиком” К.Э.Циолковским, и был убеждён, что архитектура будущего неотделима от воздушных путей сообщения.

В 1928 году, в рамках своей дипломной работы под началом “творческого лидера рационализма” Николая Ладовского, Крутиков представил концепцию “парящего города”: переместить города в небо, освободив землю для труда и отдыха.

Согласно проекту, летающий футурополис Крутикова состоит из двух частей: вертикальной – жилой, и горизонтальной – производственной (на земле). Жилая часть нависает над промышленной в виде параболоида, по поверхности которого размещаются ярусы парящих жилых комплексов. Сообщение между землей и небесной коммуной осуществляется одноместной кабиной-ячейкой, которая может двигаться по воздуху, земле и воде. Она оборудована убирающейся в стены и трансформирующейся мебелью. Оболочка кабины эластична и может принимать удобную для человека форму, не теряя при этом своей основной структуры. Управление кабиной осуществляется движением руки, пересекающей силовые линии электромагнитного поля.

Другим подобным замыслом был проект Виктора Калмыкова “Сатурний” (1930). Будучи, как и Крутиков, учеником Ладовского, Калмыков предложил создать вокруг земного шара город-кольцо, поднятый в воздух и вращающийся по экватору со скоростью Земли. На верхней стороне кольца – непрерывная полоса для взлёта и посадки летательных аппаратов. Ниже – ярусы жилых и общественных помещений. Монтаж отдельных звеньев города-кольца осуществляется дирижаблями.

Годом ранее, в 1929-м, И.Иозефович, – опять таки, ученик Ладовского, – подготовил проект летающего Дома съездов СССР. Архитектор разделил все помещения на две части: первая – огромный летающий зал заседаний на 10 тысяч персон, и вторая – причальная башня. В ней располагался зал на 1200 чел, несколько аудиторий на 200 чел, библиотека, помещение под выставки и вспомогательные помещения. Башня также имела лифты для вертикальной коммуникации и гостиницу на 2 тыс. человек.

СФЕРА БЕРНАЛА

В 1929-м британский физик Джон Десмонд Бернал предложил создать в космосе “пространственную среду” в форме вращающейся сферы, наполненной воздухом и способной вместить до 30 тысяч человек, обширные сельскохозяйственные и промышленные угодья, зверофермы, парки и зоны отдыха. Вращаясь вокруг своей оси, “сфера Бернала” обещала гравитацию, невероятные полёты под зеркальным куполом и свежее молоко по-“утрам”.

ДЕВЯТОЕ ОБЛАКО

В 1942-м, вдохновлённый Лапутой Свифта, архитектор Ричард Бакминстер Фуллер, автор словосочетания “космический корабль Земля”, создал проект “Девятое облако” – концепт мигрирующих воздушных жилищ в виде геодезических терма-сфер, левитирующих над землей за счёт нагретого солнцем воздуха. Каждая сфера обеспечивала бы жильем 7000 человек, а город являл бы рой из 36 летящих сфер.

КОСМОС КАК ПРЕДЧУВСТВИЕ

Колонизация звёзд никогда не казалась столь досягаемой, как в 1960-е. Полёт человека в космос (Гагарин, Восток-1, 1961) и высадка на Луну (Армстронг, Аполлон-11, 1969) заразили мир космической романтикой – человечество смогло уже не только представлять, но и видеть себя в зеркале галактической мглы.

МЕЖГАЛАКТИЧЕСКАЯ АРКОЛОГИЯ

Понятие “аркология” впервые прозвучало в книге Паоло Солери “Arcology: City in the Image of Man” (1969), который, наряду с группой Superstudio и её Interplanetary Architecture (1967), был зачарован образом заселения космоса. Одним из дизайнов Солери был город-астероид:

“Asteromo – это астероид, рассчитанный на 70 тыс. жителей. По сути, это двухслойный цилиндр, надуваемый герметизацией и вращением основной оси … вес человека будет варьироваться от нуля у оси до некоторой доли его земного веса на поверхности. Он сможет летать без каких-либо дополнительных устройств. Там можно будет совершать дантезианские променады разного уровня физической сложности – от легких (в центре) до тяжёлых (на периферии)… Человек, обращенный к оси вращения, будет окутан чистой экологией.” — Паоло Солери

В 1980-х Солери создавал свои работы, с одной стороны, в качестве протеста против милитаризации космоса, с другой – исследуя архитектурные возможности в условиях нулевой гравитации. Сознавая угрозу свалки космического мусора вокруг Земли, он размышлял над “зелёными утопиями” в звёздах, и проектировал такой космоград, в котором человек бы покончил с привычкой загаживать всё вокруг.

ОРБИТАЛЬНЫЕ ЦИЛИНДРЫ

В 1970-х принстонский физик Джерард О’Нилл разработал концепцию орбитальной космической мегаструктуры – т.н. “Цилиндра О’Нилла” (“Остров 3”). По задумке, два гигантских цилиндра, связанные друг с другом и вращающиеся в противоположных направлениях, создают гравитацию на своей внутренней поверхности. В рамках цилиндров есть разнообразные сельскохозяйственные кольца, промышленный и жилые блоки. Имитация ночи и дня осуществляется с помощью управляемых зеркальных окон. Чтобы избавиться от колоссальных расходов транспортировки материалов для сборки с Земли, “Остров 3” должен был изготавливаться из материалов, транспортируемых из космоса. Предлагалось, в частности, доставлять всё с Луны, используя электромагнитные катапульты.

“Важно понимать великую силу технологий космической колонизации. Если мы начнём использовать их, и будем делать это разумно, как минимум пять ключевых проблем мира будут решены без репрессий: обеспечение каждого человека таким уровнем жизни, который сегодня доступен лишь самым удачливым; защита биосферы от повреждений, вызванных транспортной системой и промышленным загрязнением; нахождение высококачественного жизненного пространства для мирового населения, размер которого удваивается каждые 35 лет; нахождение чистых и практичных энергетических ресурсов; предотвращение нарушения теплового баланса Земли.” — Джерард О’Нилл

СТЭНФОРДСКИЙ ТОРУС

Разработанный в 1975-м году при поддержке NASA в Университете Стэнфорда, “The Stanford Torus” предлагает космическое поселения в форме вращающегося кольца диаметром в милю, которое может вместить до 10 тысяч жителей.

БИТВА ЗА ЛУНУ

“Дело не только в научных исследованиях… Речь о расширении территории обитания человека за пределы Земли.” — Майкл Гриффин, NASA

В 2006-м году в NASA был озвучен концепт “Лунного аванпоста” (Lunar outpost), предполагающий начало заселения Луны, и строительство там базы-эмбриона в период с 2019 по 2024 года. Луна является первым “логичным кандидатом на заселение” ещё с 1940-50-хх (позже за это звание будут соперничать Венера и Марс). Достаточно вспомнить милитаристские проекты строительства подлунной авиабазы американских ВВС (Lunex Project, 1958) и надлунной военной базы (Project Horizon, 1959), а также французскую инициативу “лунного ковчега” (Lunar Ark, 2007). Нынешние конкуренты NASA – Японское Агентство Аэрокосмических Исследований (JAXA), запланировавшее построить первые “города” на Луне в период с 2020-2030-х годов, и Китайская Национальная Космическая Администрация (CNSA), которая намерена превратить Луну в одну сплошную шахту по добыче изотопа Гелий-3.

ДОМ НА МАРСЕ

Сегодня, когда “социальный web” предоставляет нам новые возможности соучастия объединённых масс, вопросы колонизации других миров становятся предметом разработок уже не только визионеров-одиночек, но и кибер-коллективов.

В качестве примера можно привести проект “Mars Homestead™ Project”, активисты которого пытаются создать что-то вроде “Garden of Eden Creation Kit” (G.E.C.K.) для Красной Планеты, и открыто приглашают к разработке “марсианских технологий” архитекторов, инженеров, промышленных дизайнеров, космических геологов и других смело мыслящих учёных.

“Цель проекта определить и спроектировать ключевые технологии, необходимые для создания из местных материалов экономичной марсианской базы.”

ХИЩНИК ИЛИ КОМЕТА?

Этично ли покидать Землю? В конце концов, человек может оказаться всего-навсего паразитом. Пожрав одну планету, он жаждет пожрать и другие, приумножая и на них хвори жадности и войны. Всё это резонные беспокойства. Но Космос, пожалуй, в безопасности. Человек, в его нынешнем изводе, неспроста “застрял” на пристани земной орбиты.

Космическая одиссея невозможна без социального, культурного и политического консенсуса в рамках всего человеческого вида; консенсуса, который позволит объединить ресурсы, и реализовать амбицию путешествия к звёздам; консенсуса, который предполагает распад наций и государств на Федерацию Земля; консенсуса, без которого порывы Китайских Космических Администраций и Национальных Аэрокосмических Агентств так и останутся палатками на Луне.

Путешествие в Космос может показаться несбыточным устремлением, но оно не более утопично, чем однажды свершившийся переход рыбы на сушу. Ключи от неба сокрыты в когнитивной революции, преломляющей само понимание того, что есть человек. Заглядывая в каждого, звёзды ждут принципиальной метаморфозы. На это у них – всё время мира.

23/09/11