Могильная фея / Анатолий Ульянов

Предположив наличие человеческих душ в тараканах, я и не думал, что это моё допущение распахнёт для меня новый мир спиритической инсектологии. Быть может, своими фантазиями я потревожил карибского духа мёртвых Джумби, но вчера, когда всё снова проглотила ночь, мне повстречалось необычное существо.

Уединившись в полумраке комнаты, я сел над кружкой чая, как вдруг передо мной мелькнула тень – нечто тяжёлое с шелестом опустилось на моё плечо. Я вздрогнул и обернулся, ожидая увидеть нетерпеливого суккуба. Восседая с достоинством царя чертей, таинственный незнакомец заглядывал в меня парой холодных бездн, и, уже околдованный, я услышал океан голосов, единый треск подземной колонии.

Там, откуда я родом, тараканы – как, впрочем, и люди, – не могут летать. Равно как и не встретишь их размером с людского ребёнка, но здесь, в негритянских чащах Краун Хайтс, возможно всё, и Он передо мной – дух Дома, periplaneta americana, – парит, словно могильная фея.

Охваченный ужасом, я сбросил тошнотворное дитя. Вместо того, чтобы слиться с ним в поцелуе, доказать себе, что я открыт лунному царству – я безжалостно изувечил его посланника, чья красота осталась мною непонятной. Теперь злобная маска моего лица отражается в луже белой крови. Теперь во всякой тени узнаю я своего покойного гостя; засыпая, представляю, будто тысячи их опускаются мне на щёки, и вот уже я полон оотек; убийца, искупающий своё преступление тем, что путешествует по свету, и разносит яйца подземного царства на новые земли.

29/09/11