Зоофилия для масс / Анатолий Ульянов

Для поп-культуры характерно присвоение и адаптация элитарных явленностей. То, что ещё вчера было предметом потребления немногих, сегодня оказывается в кормушке широких масс. Разумеется, в обезжиренном и безопасном виде.

Это, впрочем, не означает, что поп-культура – которая, нейтрализуя и выхолащивая, лишает исходник «души» – всенепременно «плохая». Для поп-культуры нет другой ценности, чем ценность капитала, и это качество, часто продуцирующее пустоту, имеет и позитивные стороны.

Когда в семейном мультфильме Happy Feet Two появляются положительные персонажи в лице гомосексуальных крилей реакционный обыватель получает каплю здорового лунного света. В приложении к миллионам этот, сам по себе дрянной и площадный, мультфильм может оказывать прогрессивное социальное воздействие. Посредством провоцируемого сопереживания Другому, он заявляет обновлённую норму. Удивительно, но происходит всё это в разгар финансового кризиса, когда массы особенно склонны пятиться в консерватизм.

Примером «созидательной жвачки» является и клип Dead Sea Lions «Yellow Books», где фэшн-эстетика и бюджетное электро для клубных обывателей заканчивается едва ли не театрализованной оргией людей и собак.

Мотив сделать такое прямолинейное видео, несомненно, обнажает и меметический расчёт его создателей, и их рыночное сердце, но, тем не менее, происходит нечто совершенно немыслимое для поп-культуры, а именно – нормализация зоофилии.

Малоинтересная очевидность провокации с целью реакции «Жесть!» и рассылки этой «жести» своим фрэндам и фолловерам, меркнет перед обнадёживающим осознанием, что человеческая ночь проливается наружу даже в обстоятельствах ханжеского общественного умолчания.

В этом заигрывании современной поп-культуры с «хардом» важно не качество этого заигрывания, но сама симптоматика нового времени, признак того, что Кибер является средством демаргинализации репрессированных проявлений человека, а главное – умудряется вплести их в ту культуру, которая определяет нормы масс.

30/11/11