Крестоноски / Анатолий Ульянов

Одной из реакций на приговор Pussy Riot стал спиленный движением Femen крест неподалёку от киевского Майдана.

«Данным актом Femen призывает все здравые силы общества нещадно выпиливать из мозга трухлявые религиозные предрассудки, служащие опорой диктатуре и препятствующие развитию демократии и свободы женщин».

Следом активистки объявили о «крестовом походе» в Россию, – из регионов уже поступают вести о «выпиленных» символах веры, освящённых Владыкой Тихоном при участии воинов отряда спецназа «Ратник».

Месседж – правильный. Происходящее – неоднозначно. Срубленный крест объявляет войну. Война и правда назрела. С другой стороны, за «крестоповалом» Femen стоит скорее провинциальное эпигонство, расчёт на Мадонну, и попытка откусить кусочек славы от шумного пуссирайотского пирога, нежели чувство солидарности. Когда ты совершаешь выпады против порнографии и искусства, а затем призываешь бороться с «трухлявыми религиозными предрассудками», то возникает логичный вопрос: «Где ты врёшь?».

Фальшивость не должна служить нравственным оправданием отказа в поддержке, окажись Femen в тюрьме. Но и закрывать глаза на это обстоятельство нельзя. Неожиданное «безбожие» украинских феминисток – это не столько об эмансипации, сколько о протестной моде нынешнего сезона. Пусть фэшн и содержит знаки времени, для большинства он – всего лишь бездумное копирование социальной поверхности. Atheism is new black. И в этом смысле, будет жаль, если он так и останется «горячим хитом лета 2012».

Одного спиленного креста вполне достаточно, чтобы послать cообщение. Однако, важно не забывать: борьба ведется не с крестами, но тем, что пытаются спрятать за ними, а именно – с репрессивной властью земных отцов.

26/08/12