Шакалы добра / Анатолий Ульянов

Чтобы исправить нелицеприятную статистику преступлений в карибских кварталах Бруклина, власти Нью-Йорка увеличивают в них количество полицейских и церквей. Это работает, но также – обрекает общество на воспроизводство запуганных и невежественных людей.

«Верь и поклоняйся» – призывает баннер на одном из храмов чёрного Краун Хайтс. Чтобы купить здесь пончик в Dunkin Donuts приходится выстоять очередь офицеров. «Полиция нужна только безбожникам», – говорит местный халдей Хеши. Он также убеждён, что ураган Сэнди был божьей карой за легализацию гей-браков. «Свет пропал только там, где живут гомики».

Принято считать, что «если нет бога, то всё дозволено», и человек безопасен лишь до тех пор, пока боится наказания и верит в царствие небесное. Не воля и разум, но страх и вера сохраняют общество от хаоса и анархии. Результатом такого взгляда является общество, где нет ни индивидуальной ответственности, ни межличностного доверия, а поддержание порядка требует вооруженных карателей и пребывания в нескончаемом религиозном трансе. По сути, это общество детей, которые никогда не взрослеют, и потому всегда нуждаются в родителях над собой.

Относительность понятий добра и зла делает этику сервисом ханжества. «Хорошее» и «плохое» определяется моральной рулеткой; грань между верующим и смертником – одно лишь мгновение мысли.

Я не убиваю до тех пор, пока считаю, что убивать – это «плохо». При этом, любая военная кампания, полицейский рейд или террористический акт доказывают, что убийство ради «высших идеалов» допустимо. Это значит, что этика мотивирует насилие, и, следовательно, не может служить компасом социальному существу.

Процент клинических маньяков слишком мал, чтобы характеризовать им целую популяцию. Откуда же берутся многочисленные диктаторы, инквизиторы и эскадроны смерти? Не из лучших ли побуждений? Не из великих ли идей? И не из этического ли подавления агрессии, которое только приумножает её?

Когда Тесак обливает мочой очередного гомосексуального ребёнка, действительно ли его волнует «здоровое общество», или разговоры о борьбе с педофилами служат всего лишь этическим оправданием желания унижать других людей? С другой стороны, возникло бы у него такое желание, если бы его не предваряла этика, требующая расправы «хорошего» над «плохим»?

Аморальные альфа-самцы звериного мира равнодушны к собратьям-геям, поскольку интересуются самками. Гомофобия – исключительно культурна, и является феноменом морали. Этика – мыло, с помощью которого отмывается преступление. Её трудно просто выключить и забыть, но можно осознать её относительность, тем самым избавив себя от диктатуры иррациональности.

Доказательством того, что добро является идеологией ненависти, служит сообщество Check You. Выступая со слоганом «Ломаем жизни / рушим судьбы», это собрание лузеров занимается моральным троллингом: «разводила» вступает в переписку с «красивой» и «замужней» девушкой, предлагает ей $1000 за секс, просит прислать обнаженку, а получив согласие и фото жертв – выкладывает всё в сообщество, мол, «посмотрите какая шлюха!».

Как и в случае с Тесаком, оправдание шакальству сугубо этично. «Хочется внести свой вклад в развитие общества. Повлиять на умы людей. Не очень приятно смотреть на молодое поколение: всем нужны только деньги, больше никаких ценностей», – рассказывает бывший пикапер и создатель Check You.

Место действия – Россия. Вокруг – кулебяка, а понимание того, что отношения бывают не только моногамными, застряло на таможне ещё в прошлом веке.

Тот факт, что один взрослый человек договорился с другим взрослым человеком о сексе за деньги – не более примечателен, чем подписание контракта между швейной фабрикой и заводом по переработке картона. Этика, и только этика, привносит сюда нерв и делает унижение возможным.

«Жертв стараемся выбирать с парнями или замужних. Также не разводим страшненьких. Если девушка не очень приятной внешности, понятно, что она согласилась не ради денег, а ради секса. […] Большинство разводящих – парни, им просто не интересно разводить парней. Да и разводы девушек интересней. С девушками ведется какая-то игра. А разводя парня, ты знаешь, что если он не согласится, то два варианта: ему лень куда-то ехать или он не уверен в себе и боится встретиться с привлекательной девушкой».

Поскольку большинство людей не хотят прослыть подлыми садистами, реализация их подавляемой жестокости требует этической отмазки: соглашаясь на секс за $1000, шлюхи Сатаны сами навлекают на себя гнев сынов божьих. То, что эти сыны используют полученный «компромат» для шантажа и обменивают своё молчание на деньги и секс с жертвой, не имеет значения, когда ты – доблестная балалайка морали.

«Ещё мы делаем это, потому что нас поддерживают люди», – говорит создатель Check You. И хотя речь идёт о коллективном распределении ответственности между членами стаи, к числу поддерживающих следует относить и самих жертв.

В своём видео-раскаяний, одна из них появляется с повязкой на глазах и говорит: «Я благодарна Check You за то, что вынесла огромный урок в своей жизни и знаю теперь, как делать не нужно». Чем не катарсис добра?

Исповедуя этические предрассудки и соглашаясь на сексуально-репрессивные отношения с патриархальными мудаками, ты опосредствуешь возможность унижения за «грех», «измену» и «непристойность». Избежать стыда и вины можно лишь реформировав собственные отношения; отвергнув этический плен и поняв, что добро и зло – это фантомы. Нет ни греха, ни чистоты. Есть люди – сложные, неоднозначные и разные. В каждом, копни, – говнецо. Но не только.

3/06/13