Цензура ада / Анатолий Ульянов

Пока одичавшее население Крыма приматывало дельфина к трактору, Наталья Заболотная, директор одной из ключевых киевских арт-площадок «Мыстэцкий Арсенал», словно спрут, зарисовывала чёрной краской работу художника Владимира Кузнецова. Причина – «художник нарисовал не то». Этим «не тем» оказались чинуши и попы, проваливающиеся в адский котёл.

«Оказывается, адские муки ослеплённых провластных элементов, пьяных чудовищ, позорных ментов, лживых судей изображать запрещено» — Владимир Кузнецов

Левая часть работы осталась недописанной – там, по задумке автора, должен был быть рай, но теперь он отменяется. Остался только ад под толстым слоем чёрной краски. Картина буквально накрылась пиздой. И хотя произведение Кузнецова таким образом обрело мощный символизм, акт цензуры является вопиющим.

«Можно считать, что это мой собственный перформанс», – острит Наталья Заболотная, и, поправляя пионерский галстук, добавляет: «Нельзя ругать родину, как нельзя ругать мать. Все, что сказано против родины, я считаю аморальным».

Узнав о случившемся, куратор Александр Соловьев уволился из «Арсенала», дав по этому поводу короткий комментарий: «Цензура – это плохо». Самому художнику вход на территорию выставочной площадки отныне запрещён. Если ты не согласен с цензурой благочестивых директрис, данный запрет тебе следует принимать и на свой счёт. Единственным достойным ответом является бойкот «Арсенала». Пусть там тусуются только мёртвые и безвольные. У современного украинского искусства, да и общества в целом, есть уникальный шанс на ответный перфоманс: пустые залы и нетронутые фуршетные столы «Мыстэцкого Арсенала».

25/07/13