Искусство и Майдан / Анатолий Ульянов

Существует мнение, будто ситуации, подобные Евромайдану, – это не место для художника, поскольку они “слишком очевидны”, и вообще – снять в этом царстве роящихся камер можно только репортаж в духе World Press Photo. Согласиться с этим решительно невозможно. Если ты приезжаешь на войну и снимаешь “обычный репортаж” – нечего пинать на тему. Проблема в тебе, и твоей неспособности видеть и чувствовать за пределами общих мест.

Для художника не должно существовать запретных тем. Важно лишь наличие интенсивности между ним и моментом реальности. Когда такая интенсивность есть, художник видит и показавает так, как не могут увидеть и показать 99% окружающих его нажимателей на кнопку. Тема никогда не больше, чем творец. А если больше, значит, – нет творца. Есть вошь в тени действительности.

В мире нет ничего прежде не показанного, и, тем не менее, по-прежнему рождается искусство. Откуда же? Не из тем, но из личностей. Не надо бояться привычного – боятся нужно неспособности выйти за его пределы.

Отсутствие мощных произведений с Евромайдана – потрясает. Вот, например, репортаж, из которого становится ясно, что локация – невероятна: всё жутко и выразительно, хочется блевать и творить. Сами же кадры, тем не менее, – ничтожны. Искусства не случилось. И это не просто такой автор, это 100% съемок, которые сейчас оттуда поступают. Как же так? Где художники?

Философ Никита Елизаров даёт следующее объяснение: “Когда человек с камерой думает о том, ЧТО снимать — например, баррикаду — он снимает слова. Когда он думает КАК снимать, он создает реальность, в которую, в лучшем случае, хочется впиваться глазами, но которую не хочется называть. Люди, употребляющие слова “просто формальность” проходят мимо искусства так же, как мимо Европы. А в это время кричаще пластичный город остаётся неузнанным”.

Очевидное оказывается не таким уж очевидным, поскольку большинство видит текстом, и непосредственной коммуникации с миром не происходит. Будет жаль, если возникшая сегодня в Киеве апокалиптическая среда так и останется всего-лишь текстом про жителей восточно-европейской страны, идущих на Запад во главе с чемпионом мира по боксу, фюрером и мечтами о Берлине здесь и сейчас.

13/12/13