Исключённый Восток / Анатолий Ульянов

Фундаментальной проблемой украинской революции является её отношение к жителям Востока страны. И хотя на Майдане периодически звучат декларации единой Украины, реальный дискурс перемен носит националистический характер. Даже либералы здесь правые, а “мова” служит символом принадлежности к патриотической оппозиции. При этом, Украина не является монокультурной страной: её граждане говорят на разных языках, ходят в разные церкви и принадлежат разным этническим группам. Национализм противоестественен её существу, поскольку предполагает установку этнической иерархии: одна группа и её язык провозглашаются титульными, а все остальные оказываются под ней. “Совковый” Восток должен либо подчиниться порядку “свидомого” Запада, либо отойти Москве, как некий чужеродный элемент.

В результате подобного отношения революция раскалывает общество, а отверженные “орки” Востока ищут прибежища под загребущим российским крылом, где их не принуждают быть кем-то, кем они не являются. “Вот и пусть катятся в свою Московию!”. Возникает логичный вопрос: можно ли ждать поддержки от сограждан, которых ты считаешь людьми второго сорта, и готов слить соседу, чтобы они не мешали пить европейский “кавусык” в польском Львове? Может ли революция победить, если правая рука поссорилась с левой?

Объединение Востока и Запада, Севера и Юга страны является ключевой задачей для украинского общества. Разное должно и может породить Новое Общее, сохранив при этом свои культурные оттенки. В конце концов, отличия – это здорово. Разные интереснее одинаковых. Раскол же, к которому приводит национализм, ослабляет украинскую революцию и играет на руку преступному режиму и его матке в алом Кремле. Без исключённого Востока у режима попросту не будет электоральной опоры, а областные советы будут захватывать не только в Луцке и Львове, но также в Донецке и Севастополе.

Для этого нужно прекратить держаться за нацию и попросить Восток о помощи. То, что работало в 19-м веке, не может работать в веке 21-м. Современные общества устремлены к глобальному миру, транс-культурности и симбиозу. Новые поколения людей не хотят проживать свои жизни взаперти – им хочется открытых границ, разноцветных друзей, международных контактов и ощущения причастности к реальности за пределами родного города. В этом новом мире государствам уже не нужно проходить “национальную” стадию генеза, чтобы случиться. Нужно сразу включаться в планету Земля и развивать свои системы в рамках осознанного целого. Новое общество – это открытая система для открытых людей. Сила Украины – в её культурном разнообразии, возможности говорить и понимать на разных языках, путешествовать из кофеен Львова в индустриальные ландшафты Донбаса, из венгерских форпостов на Западе к татарской хтони в горах Крыма.

Тот, кто хочет лишить Украину контрастов, заменив палитру на титульную сплошь “русского”, “украинского” или ещё какого-то Священного Одного, суть крокодил, глотающий солнце. Палитра богаче любого цвета. И сегодня, когда химера правящего режима зашаталась, перед Украиной открывается исторический шанс отвергнуть всякое моно, и обнаружить себя не русской, украинской или европейской страной, а настоящим международным перекрёстком, порталом между Западом и Востоком, Европой и Азией.

Когда Восток и Запад объединятся, Химера падёт.

24/01/14