Рефлекс свободы / Анатолий Ульянов

“Что вы делаете?!”, – кричит женщина с глазами ската. “Ээээ… фотографирую?”, – отвечаю ей я, не понимая, какое ей дело – моя камера смотрит в противоположную сторону. “Но вы не имеете права”. “Имею”. “Нет, вы не можете”. “Могу”.

Я хочу объяснить ей, что общественное место принадлежит всем, и никому конкретно, но неожиданно для себя срываюсь на крик, и требую не указывать мне, что делать. Измученный цензурой, я весьма болезненно переживаю запрет на кадр, как если надо мной совершают насилие и отбирают последнюю свободу в мире бесконечных роскомнадзоров, моральных комиссий и прочих “нельзя”.

На следующей станции женщина выскакивает со своего места, и бежит к копу на перроне. “Он фотографирует! Смотрите! Он фотографирует!!!”. Офицер вяло кивает, но посмотреть ни на женщину, ни на меня желания у него так и не возникает.

Двери закрылись и состав двинул дальше. Словно подкожный червь, на моём виске содрогается вена. Я фотографирую каждый поручень, все рекламные объявления, табло со списком станций, и каждого пассажира. Но всё это уже вообще не про фотографию.

24/05/14