Практика пацифизма / Анатолий Ульянов

Ночной экспресс. Пьянющий я, смеюсь, шепча что-то Машаровой в висок. Слышу, мужик напротив негодует – злой.

– Таким как вы не место в этой стране!
– Чего?! – спрашиваем.
– Уёбуйте на хуй!!!
– В чём проблема, братан?
– В вас, блядь, проблема, твари! Вы выглядите тупо, сечёшь? Хуй поймешь, кто из вас баба, кто мужик…
– И чё? Тебе-то какая разица?

Мужик вскакивает с места, сжимает кулаки, и направляется ко мне. Драка ещё не началась, а чувак, сидящий рядом с нами, внезапно подрывается и убегает в другой конец вагона с криком “Попуститесь!”. Мы остаёмся одни.

– Я тебе сейчас ебало разобью, понял?! – говорит мне наш незваный спутник.

Я хохочу в ответ, – две баночки сакэ после вина! – а Машарова спрашивает:

– А, собственно, зачем? Шо такое?
– Вы выглядите тупо!!! Я вас ненавижу!!!
– Да какая тебе разница, бро?! Будь таким, как тебе нравится, и оставь нас в покое. Мы ж не ты. Чё нам делить?
– Так я и есть какой я есть, и потому говорю вам, уёбкам, – вы выглядите ТУПО!
– Ну и чего, ты реально получаешь удовольствие, оскорбляя нас?
– Это моё дело!!!
– Нет, ну ответь!
– Да!!!
– Тогда почему же ты не выглядишь счастливым? Ты злой. Тебе хуёво. Так нахуя?
– Мужик, – говорю, – В этом же весь смысл. Ты можешь быть таким, как тебе нравится, а мы – такими, как нравится нам. В чём проблема-то? Что нам делить? Нахуй драка? Не нравится как мы выглядим? Выгляди как хочешь!

В ответ он экает, мычит. Тело его обмякает, кулаки растворяются. “Эээ… да… блин, вы правы” – говорит. “Извините”. Смущенно протягивает руку. В ответ я совершенно искренне её ему жму. На следующей станции он пересаживается в другой вагон.

Единственный неприятный осадок, который остался у нас от этой ситуации, – от чувака, который слинял при первом же признаке конфликта – если бы началась драка, никто бы нам не помог, и это, конечно, хуёво. К непосредственному же агрессору у нас внутри только эмпатия. Мы понимаем, что дело вообще не в нас, и он просто одинок, и наши ласки в вагоне метро напоминают ему об этом. Он тоже хочет любви, тоже человек, просто в других обстоятельствах, задыхается. Мы – всего лишь триггер ЕГО проблемы. Мораль сей басни такова: нужно прорываться к человеку изо всех сил, до последнего. Обидные слова лишь только пар – на пар не надо обращать внимания. Дай сердце, и получишь сердце. Пацифизм – работает!

17/06/14