Cибирский сепаратизм / Анатолий Ульянов

Если и осмелиться искать в России нового человека, то разве что на руинах ГУЛАГа, где над могилами стоит волшебный газ инакомыслия. Важно только распознать его и надышаться. Сибирь, в этом смысле, очень интересна. Она представляется мне пространством, где можно сгинуть в природу, и, оказавшись там, за рубежами вездесущего кремля, прийти к отказу от соучастия в рабстве. Слушать птиц, сосать льдину, смеяться над Луной… Я ничего не знаю о Сибири, и потому позволяю себе мечтать, будто холода отрезвляют; будто там, в чащах, есть поселения хмурых и непокорных – других, не русских русских, – без свистопляски из ментов, попов и Первого; людей, которые, словно могучая прорубь, способны глотнуть российские ады, и обернуть химеру в нечто менее гнусное. Там, мечтается мне, тебя не уебут балалайкой за неползанье. Там, среди еловых, будет доказано – сепаратизм всегда во благо, ведь разрушает государство. В порыве наивного сентимента к человеку, я представляю: однажды, русские выйдут из чащ без исковерканных злобой лиц, но с ягодами в бородах… Однажды, на месте Москвы будет озеро. Однажды… Увы, уже в следующий миг я натыкаюсь на очередные вести с того света, и понимаю, что волшебный газ инакомыслия – веселящий.

29/07/14