На пороге дракона / Анатолий Ульянов

Читать френдленту нету сил – сплошная волноваха, все плывут. Интеллигентные русичи отмораживаются, неинтеллигентные… ну да понятно с ними – воет пёс… Всё кругом жмурится, воротит нос – вдруг пронесёт: ночь вот-вот кончится, минует хутор, воцарится белый день. Как если речь о малой непогоде: “кризисы – падут!” И снова будем булку жрать, пощипывать павлина серебристый мех. Меж тем, слепой шатун войны топчет миры, бредёт, ревёт, как исполинский вепрь.

Укры – в астрале из иллюзий и страстей. Так и не поняли пока – нет больше никакой Украины. И не будет. Когда и Путина не будет – всё равно. Закончилась такая страна. И чем скорее это осознание придёт, тем скорее станет ясно, какой обрубок в какую сторону отползёт, как будет называться, и что из себя представлять. Назовут Украина, конечно. Да хоть Монголия, впрочем. Уяснить себе гибель страны важно здесь для того, чтобы прекратить бороться за мертвеца, порождая всё новых орду. Не прекратят, конечно. Поздно. В жилах закипает гной, и новая порция героических кадавров отправляется отрисовывать своими телами контуры старых карт. Контуры выветрившиеся, утерянные, но драгоценные для всякого, кто верует во все эти стенания простых про родину и мать.

Грёзы бросают воинов в пасть русского дракона. Ему, в отличие от укров, нечего терять – на месте отрубленной головы, возникает веер новых: каждая – аутсорс; когда чеченский, когда донецкий – главное, чтобы не русский, но тот, по которому слёзы не лить; чей гроб не пахнет, а матери – невидимки: плачут на неизвестном языке, и где-то далеко. Дракон поэтому низвержен может быть сугубо изнутри, силами внутренних национал-предателей – глистов. Снаружи панцирь не пробить. Разве что став таким же, но тогда – драконов станет двое, вдвое больше темноты.

Другое важно понимать – пока там на верху кричат “это всё ты! / нет ты!”, за позолоченной калиткой в мир людей, Запад моргает из кафе, и кофе не прольёт – зачем, если между буханкой круасана и ордой – самозабвенная прокладка из хохлов? Они там будут умирать, мы – кофе пить, так что у всех всё в общем хорошо.

Мораль сей басни такова, что победит лишь тот, кто без морали, и уже врубил, что пароход идёт ко дну. Выбор здесь прост как божий день – быть патриотом “Титаника” (пестовать родину), просто глупцом (Запад, эй, помоги! Je suis Charlie Hebdo!), либо тем, кто подобен разумным зверям, кто всегда и везде знает: главное – жизнь. Кто не лезет в огонь, чтобы джунгли сказали “какой молодец!”. Кто давно уже понял: война – это способ уменьшить количество тех, кто способен кусать за банан: кто в достаточных силах не только вымечтывать власть, но и брать её когтем, клыком. Победит как всегда человек. Будет мир. Потом снова война.

25/01/15