Каменное сердце / Анатолий Ульянов

Мораль придумана для нищих. В конце концов, должна же быть какая-то подушка безопасности, когда тебе, скажем, нечего жрать – всегда можно утешиться, мол, да, может я и не богат, но зато не кривил душой, не совершал подлостей, работал честно, по совести. И полегчало. Даже урчать в животе стало меньше. А главное – вокруг тебя всегда найдётся множество тех, кто, будучи такими же нищими, как и ты, поддержит эту твою нравственную благодать. Сильные мира сего, меж тем, вводят кокаиновые пальцы в анусы своих рабов, и знать не знают о возвышенной доблести нижнего мира. Можно ли их за это журить? Нисколько!

Я редко встречал отъявленных подлецов среди тех, у кого есть деньги и власть. Среди тех, кто хотел бы иметь деньги и власть – там да, подлецов предостаточно. Однако подлинные хищники существуют за пределами подлости. Они попросту социопаты, и переступают через твой труп без задней мысли. В их действиях нет злого умысла. Они лишь следуют за своими интересами, не испытывая никакой эмпатии к окружающим. Винить их за это – всё равно, что винить волков за съеденных овец. Не потому ведь волки их едят, что жестоки, но потому, что волки. Этика здесь неуместна. Подобное отношение к жизни позволяет социопатам продвигаться всё выше и выше. Добыча, тем временем, размышляет о приличиях.

Не трогательно ли наблюдать за людьми, которые взывают к совести очередного попа с элитными “котлами”? Это ведь только по наивности можно считать, что подобного рода господам есть дело до твоих увещеваний. Господам этим, как и тебе самому, известно, что быть сытым – лучше, чем быть голодным. Возможность раскатать жир по усадьбе дивным образом нейтрализует моральные терзания, связанные с процессом её обретения.

Дабы дилдо не застало тебя врасплох, следует раз и навсегда уяснить: социопатов нельзя склонить к состраданию. Как и все прочие чувства к ближнему, оно им не свойственно. Умирая в полном одиночестве, социопаты умирают сытыми. Тебя же, морального, ждёт достойная смерть… в нищете. Что, впрочем, не повод для расстройства. Вытирать пену тебе будут любящие тебя люди, в то время как у тела социопата обнаружится разве что его дворецкий, поглядывающий на часы. Люди сердечные рано или поздно отсеиваются из круга общения социопата – рядом остаются либо пресмыкающиеся, либо такие же бездушные гиены. Ни тех, ни других в нужный момент рядом не окажется. Однако велика ли это цена за жизнь в мехах? Да и зачем, в конце концов, друзья социопату?

Чему у социопатов стоит поучиться, так это способности достигать своих целей. Это не значит, что тебе, вдруг, стоит сделаться бесчувственной сволочью, и жрать кого не попадя. Просто зная саму механику силы, не стоит чураться применять её в отношении самих социопатов – всех тех, кто причесывался и даже не заметил, как перешагнул через твою судьбу. Всякий раз, когда тебя превращают в ступеньку, а ты “не уподобляешься”, полагая, что уподобляться “как-то не хорошо”, вспомни, что мораль для того и создана, чтобы обращать тебя в лестницу.

5/10/15