Русский под прикрытием / Анатолий Ульянов

Отказавшись от анти-дискриминационной поправки в Трудовой Кодекс, украинский парламент и, следовательно, сам украинский народ сообщил миру следующее:

– дискриминация на основании расы, религии и сексуальной ориентации является традиционной ценностью украинца;

– украинец не заинтересован в интеграции с развитыми гуманистическими обществами, поскольку сам не является ни развитым, ни гуманистическим;

– “традиционные ценности” представляются украинцу чем-то более важным, чем возможность путешествовать.

Я не очень понимаю, откуда берется конфликт между украинцами и русскими. Судя по всему, это действительно братские народы, исповедующие вполне себе братское мракобесие. Чем “традиционные ценности” украинца отличаются от “духовных скреп” русского? И то, и другое используется в качестве оправдания людоедства.

Сколько бы украинец не пытался отвернуться от русского, этого русского в нём всё равно оказывается больше, чем европейского. Красивые разговоры украинцев о евроинтеграции являются не более чем желанием есть вкусную немецкую колбасу. Никакого культурно-содержательного отношения к европейскому образу жизни всё это сборище консервативных гомофобов совершенно очевидно не имеет – в противном случае, украинцы не избирали бы себе парламент козаков, совков и свинопасов, и уж точно не тормозили бы с поправками, не только делающими общество, в котором они живут, более человечным, но и открывающими возможность путешествовать, видеть другие миры, узнавать нечто иное и новое.

Самое смешное, что те украинцы, которые больше всего кричат про исход из России, первыми же и отвергают поправки, которые этому исходу способствуют. Украинский национализм, таким образом, – это просто пророссийский коллаборационизм. Если бы Украина действительно хотела в Европу, то прекратила бы вести себя по-русски, и отказалась бы от национализма, как и от любых других кровожадных идеологий. Ну а пока – ваш дом Москва, Мыкола!

6/11/15