Злой гуманизм / Анатолий Ульянов

Осмысляя те вызовы, с которыми сегодня столкнулась Европа, гуманист так боится показаться фашистом, что прикусывает свой язык. И, может, пусть, – имеет право, – да только такое кусание ставит под угрозу будущее Европейского Союза.

На фоне парижских терактов и новогодних гуляний в Кёльне гуманисту приходится объяснять зигующим визгушам, что т.н. миграционный кризис – это процесс очередного исторического обновления Европы: мигранты несут в себе не только Аллаха, но и новые экономические перспективы; тот человеческий ресурс, который повышает социо-культурную фертильность бабульки Старого Света. Однако Аллаха тоже. И если правые способны говорить об этом прямо, то гуманисты, дабы не оказаться по одну сторону баррикад с Ле Пен и прочим Орбаном, отказываются подвергать критике пещерное божество новоприбывших.

Каким бы благородным ни был мотив такого недоговаривания, оно не способствует снижению градуса правой истерии. Напротив – повестка, волнующая сегодня миллионы европейцев, сдаётся фашистам: проблемы, которые влечёт за собой Аллах (как, впрочем, и любой другой божок), артикулируются исключительно сторонниками заборов и депортаций. Пока гуманист говорит “не волнуйтесь, проблемы нет”, фашист предлагает решение. Чудовищное, как и всё фашистское, но решение. Это повышает популярность евроскептиков и риск националистического раскола Европы. Раскола, в котором так заинтересован путинский спрут. Раскола, после которого большая война станет неизбежной.

В сложившихся исторических обстоятельствах гуманизм не может позволить себе вежливой идеологической беспомощности. Выйти из паралича можно лишь совместив идею поддержки приёма беженцев с критикой тех аспектов их культурного багажа, которые являются неприемлемыми для европейского проекта. Европа нуждается не в большем мульти-культурализме, но в более эффективном плавильном котле. Таком, например, как в США – весьма успешном иммигрантском государстве, где человеку предоставляется выбор – либо грин-карта, либо Халифат. Мечеть? Да, есть – за гей-баром напротив секс-шопа…

Говорить ДА мигрантам не значит говорить ДА Аллаху. Говорить ДА мигрантам, не значит молчать о тех из них, которые ведут себя, как дикое зверьё. Да, было бы странным ожидать, что люди, бегущие из-под разбомбленной козы, все, вдруг, окажутся феминистами и адвокатами ЛГБТ. Да, именно Европа обязана создать условия, которые позволят новым европейцам успешно включиться в новый для них общественный договор (в частности, необходимо противостоять образованию национальных кварталов, где иммигранты варятся в изоляции благоверной архаики и кастрированных женщин с кислотными ожогами на лицах).

Формулировать культурные требования – не значит слипаться с фашистами. Счищать с людей вшей религиозного мракобесия – не значит отказывать им в помощи и убежище. Однако же глупо отрицать, что участие в западном проекте не предполагает отказ от тех элементов твоей национальной самости, которые вступают в конфликт с законами его общественных систем.

Важно также понять, что ассимиляция – это взаимный, двухсторонний процесс, и если Европа говорит ДА беженцам и НЕТ Аллаху, то НЕТ она должна сказать также и собственным богам, равно как и тем прочим аспектам своего культурного наследия, которые тормозят развитие интернационального гуманистического проекта – национализму, католической церкви, белому империализму…

Сегодня, когда новый фашизм как никогда возможен, гуманизм не может быть ванильным. Преодолеть консервативный террор можно лишь путём объединения всех европейских государств в единую политическую формацию на основании общего культурного знаменателя – секулярного гуманизма. “Запад” должен перестать быть абстракцией, и, наконец, воплотиться в кремлёвский кошмар – Новый Интернационал, способный предложить своим гражданам нечто большее, чем политическую корректность в разгар коричневой чумы.

7/02/16