Свобода затыкать / Анатолий Ульянов

1

Всякий раз, когда Facebook затыкает мне рот, я пытаюсь обратить внимание людей на проблему отсутствия свободы слова в социальных сетях. И всякий раз, когда я это делаю, возникает кто-то, кто говорит, мол, “А что вы хотели? Facebook является частной компанией, которая предоставляет вам бесплатный сервис, и потому вольна устанавливать в его рамках свои правила. Не нравится? Не пользуйтесь!”.

Такая логика асоциальна. Вместо того, чтобы защищать права человека (в данном случае, право на свободу слова), сторонники “свободного рынка” защищают право частного капитала на корпоративный произвол. Мир видится им архипелагом фабрик, связь между которыми сводится к движению рабочей силы и капитала. Босс не оспаривается: если тебе не нравится твоя жалкая зарплата, сексуальные домогательства или дискриминация на рабочем месте, уволься и найди другую работу. Так свободный рынок понимает свободу.

В этом близоруком и коррумпированном отношении, вопрос о том, имеет ли человек право влиять на порядки вокруг, и таким образом быть полноправным участником социальных и производственных отношений, даже не возникает. Адепты свободного рынка оставляют за кадром обстоятельства жизни отдельно взятого субъекта, и говорят о нём, как о рыночной абстракции. “Не нравится? Вали!”, “Страдаешь? Кто ж тебя держит?”. Утверждая это, атлант расправляет плечи. В его отношении к человеку отсутствует сама основа человеческого – эмпатия. По сути своей, такое отношение бесчеловечно. С ним не было бы проблем, если бы мы были машинами, а капитализм мог преодолеть безработицу и создать общественные условия, при которых человек и правда может в любой момент хлопнуть дверью, найти себе тут же другую работу, и не сдохнуть к концу недели от голода.

2

Однако постойте – при чём здесь Facebook и права рабочих? Мы же не рабочие. Мы – пользователи. Разве это не так? Нет, не так. Безотносительно того, публикуем мы политическую эссеистику или фотографии котят, всякое наше действие в рамках социальной сети является частью производства капитала. Это не сеть бесплатная. Это мы в её рамках бесплатные. А подчас ещё и доплачиваем боссу за право пообщаться в курилке. Босс зарабатывает НА НАС, и уже только это обстоятельство должно наделять нас правами и властью. Клиент всегда прав – не эту ли догму годами навязывал нам капитализм? Что ж, просим соответствовать.

Большинство из нас являются социальными существами, и потому не удивительно, что если все наши друзья в сети, то и мы, в поисках ближнего, вынуждены включаться в эту сеть. Тем паче, что в современном мире наш круг общения уходит за пределы географии в виртуальности. Если мы от неё откажемся, то утратим важные для нас связи с людьми. Facebook это знает, и беспардонно эксплуатирует нашу потребность в ближнем.

Мы не можем рассматривать эту социальную сеть без учёта той роли, которую он играет в общественных отношениях. На сегодняшний день это уже не просто сервис, не просто одна из забегаловок в сети, но главное публичное пространство планеты. То, что в нём происходит, оказывает влияние на мир за его пределами, и простирается далеко за рамки отдельной корпорации и её частной политики.

Да, быть или не быть на Facebook – это наш индивидуальный выбор. Как, впрочем, и солидарность, борьба за свои права, отказ уходить с поля боя. Если бы лидеры борьбы за гражданские права просто валили бы в ответ на расистские порядки в американском обществе, мол, не нравится – ищите другую страну, – американское общество никогда бы не обрело свои нынешние права и свободы.

3

Я не являюсь противником корпораций. Я против существования корпораций НАД законом. Первая поправка Конституции США гарантирует мне свободу слова. Я подчиняюсь Конституции, и хочу, чтобы ей подчинялся Facebook.

Государство – это политическое выражение общества. Средствами государства общество должно вмешиваться, если корпорация попирает Конституцию. Общество должно вмешиваться, если корпорация превращает очередной кусок земли в ядерную свалку. Общество должно пресекать нарушение гражданских прав точно так же, как оно останавливает убийц, – безотносительно того, где они совершают своё преступление.

Я не могу создать свой Facebook, но это не значит, что я должен молча мириться с его произволом, как покорная скотина. Мы не избегаем общества только потому, что оно несправедливо – мы можем совершенствовать окружающие нас системы. И, значит, бороться за наши права и свободы, отвергнув малодушные оправдания произвола с отсылкой на “свободный рынок”. Меня не интересует свободный рынок. Меня интересует свободный человек.

15/12/16