Слепая надежда / Анатолий Ульянов

Будучи оптимистом, я понимаю преимущества такого отношения к жизни: какая бы дрянь не случилась, всегда есть соломинка света, ухватившись за которую можно извлечь себя из темноты. Способность сохранять бодрость духа, вера в завтрашний день, надежда на лучшее, вопреки любым обстоятельствам – всё это является эффективными техниками психологического менеджмента. Однако у оптимизма есть и обратная сторона, чьи политические последствия весьма плачевны.

Сегодня, когда мир снова катится в овраг большой войны, мне как никогда хочется оставаться оптимистом. Хочется не мне одному. Что в Америке, что в Украине мои друзья находятся в состоянии отчаянного позитивчика: одни говорят про “систему противовесов”, другие вот-вот “сделают Америку снова Великой”, третьи держат плакатик с анти-гомофобскими лозунгами, а четвертые рассказывают про то, что война закончится и всё, что покамест нельзя станет можно – будут стартапы, выставки, воркшопы; чумовые рэйвы и сквоты левых художников, “как в Берлине”, гей-парады на каждом углу и путешествия в Лондон. Реальность, тем временем, разверзается в противоположном направлении: фашисты убивают мусульман в Квебеке, громят арт-выставки в Украине, приходят к власти в США и Европе… Тенденция неутешительна: правые наступают, левые отступают. И остаются, при этом, оптимистами. “Всё будет хорошо”. Возможно. Да только с какой стати?

“Простите, а где нищета? Я вернулась в Киев спустя 5 лет, и вижу всех в модных одеждах, тратящих бабки направо и налево. Рестораны полны, их становится всё больше. Все ездят на такси. В бутиках оживлённо. Пенсионеры? А когда они жировали? Что за нытьё? Зато я вижу национальное и культурное возрождение, свежесть…” – пишет моя фрэндэсса из Украины, пока в глазах авдеевских бабок отражается огненный град.

Наш оптимизм – это занавеска, которой мы прикрываем пугающий вид из окна. Просто одни уповают на рай, а другие – на его аналоги, ещё какое-нибудь “всё будет хорошо”. Ведь мы такие классные, и добро, “как известно”, всегда побеждает. Вот и теперь не подведёт. Пали нацисты, пали совки – за ГУЛАГом и печами Освенцима всегда восходит сахарное солнце. Так что даёшь не унывать! Возьмёмся за руки, друзья! Споём нашу добрую песню за всё хорошее против всего плохого, и тогда зло, ошарашенное нежностью наших глаз, отползёт обратно под землю.

В этом нашем оптимизме, – в моём собственном оптимизме, – я вижу не только повод продолжать дышать, но также слепоту и безволие; желание переждать действительность в царстве грёз. Легче отвернутся от настоящего, и понадеяться на лучшее будущее, чем посмотреть в вытаращенные глаза реальности; понять, что если все мы так и продолжим блестеть румяными щеками в ответ на фашизм, то очень скоро окажемся в мире, где больше не осталось песен – одни марши.

6/02/17