Упущенные возможности / Анатолий Ульянов

7-го февраля 2017-го года 15 человек в масках разгромили выставку анархистского художника Давида Чичкана “Упущенные возможности”, которая проходила в Центре Визуальной Культуры (Киев). В рамках этой выставки, художник осмыслял мечты и результаты революции на Майдане. Фашисты ворвались в галерею, избили охранника, уничтожили произведения и расписали стены националистическими лозунгами. Днями ранее 9 человек в масках предотвратили публичную экскурсию по выставке и избили случайного прохожего – как позже выяснилось, служащего Вооруженных Сил Украины. В обоих случаях нападавшие не были пойманы. Ниже публикуются выдержки из комментариев Анатолия Ульянова к произошедшему.

***

Всё это говорит о том, что в Украине можно безнаказанно терроризировать людей и культурные институции – одно и то же место, день за днём, и нихуя не будет. Зато форма у новых полицейских красивая…

Какой будет реакция общества? Выйдут ли те, кто пишет мне, что я не прав в своих оценках украинского национализма, на марш против его фашизма, или продолжат рассказывать про всё заебись, война закончится, товарищи в масках перестанут совершать насилие против всего, с чем они не согласны, и наступит Берлин?

Молю кураторов выставки оставить на время её в погромленном виде – пусть каждая слепая сука видит, в каком обществе она живёт.

***

Проблема с правыми и правда глобальна. Вот только не в любой стране люди в масках могут открыто и безнаказанно избивать прохожих, громить выставки… Мне кажется, что место украинских националистов – в России. Подібне до подібного тягнеться. Любовники должны жить вместе. Вот где, – среди гомофобов, скинов и хоругвеносцев, – они смогут почувствовать себя в компашке себе подобных. Что до Украины – общество, заинтересованное в развитии собственной человечности, должно реагировать на подобные инциденты лютым и однозначным осуждением. Будут ли националисты чувствовать себя в праве на произвол зависит от реакции на их выходки украинского гражданина и закона.

***

Этим шариковым и швондерам лишь бы запрещать и морды бить всем неугодным. Свобода им всегда не на часi – и всегда есть причина заткнуть и подвергнуть насилию любого, кто с ними не согласен. Они ведь на полном серьёзе считают, что о таких сложных исторических событиях, как Майдан, может быть только одна точка зрения – националистическая и неправильная. Свои нападения на человека националисты прикрывают идеалами, хотя в действительности это прикрытие – всего лишь концептуализация жестокости отдельно взятых людей, которые ищут всякой возможность её реализовать. Сейчас они националисты. Вчера были бы чекистами. Завтра ещё какая-то поножовщина. Свинья грязь найдёт.

***

“Русскоязычные хулиганы, изображающие радикальных националистов” – это, конечно, потрясающий denial. И так у многих в голове. Чтобы ни произошло, какие бы факты не обнаруживались, и сколько бы открытых призывов не опубликовали украинские нацики в своих фейсбуках, – мои друзья всегда найдут “российский след”: что угодно, только бы не смотреть в глаза себе и своей реальности. Русскоязычные хулиганы, российская фашня из батальона “Азов”, кремлёвские провокаторы… – это поразительно! Мне кажется в Украине вообще сейчас можно мутить всё, что угодно, – ебануть человека бутылкой по голове и сказать, что это Путин ебанул. И тупо поверят. Потому что тамошний мир предельно прост: есть свои, и есть чужие. Мы и они. Наши и враг. Ну как это “наши” украинские националисты могли совершить такой акт вандализма? Та никогда. Это явно “они” – русскоязычные. Подобное общественное отрицание проблемы делает Украину бесконечно опасным местом, лишённым всяких перспектив до тех пор, пока за все беды в ней отвечаем не мы, а, как всегда, проклятый Другой.

***

…то, что все эти мрачные типы из Азова говорят на русском, только ещё раз доказывает, что ненависть, расизм, национализм, всё это правое говно для умственно отсталых упырей, чья любовь к родине выражается в ненависти и фашизме – ему все возрасты, все языки, любые этносы покорны. Достаточно полить, поджечь, и запылает. Вопрос в том, проглотит ли это общество, или дальше будет рассказывать про “так война ж”, “так путин же”, “так бэ, мэ”, пока вокруг разверзается беспросветная зига. И ведь поразительно с какой легкостью Азов может пройтись фекальным шествием по украинской столице, ну или же презентовать свою партию свастики вот так в центре Киева, – вообще без какого либо протеста со стороны общественности. До меня таки начинает доходить расхожее в украинских хипстерских кругах сравнение Киева с Берлином…

***

А вот и позиция погромщиков выставки Давида Чичкана. Не знаю, считается ли Дмитрий Резниченко “агентом кремля” у адвокатов украинского национализма, но риторику у него вполне себе на уровне кремлёвской “двушечки для Pussy Riot”. Даже мне, читая это, было трудно поверить, что это действительный ход мысли – что это не карикатура. То есть, здесь же даже не остаётся пространства для разночтений – это прямой односложный фашизм; мышление тех, по ком уже сейчас плачет Нюрнберг.

В комментах под речью, в лучших традициях придворной интеллигенции, фашне поддакивает Михалков украинской живописи Александр Ройтбурд: “большинство сказанного – чистая правда”. Это уму постижимо? Чичкан даже на амвоне не сплясал, а интеллигентные вроде как люди допускают, что погром, в принципе, может быть адекватным ответом на символический жест, на искусство, на мысль; что здесь можно ещё о чём-то говорить…

Казалось бы, любой образованный человек понимает, что подобные “политические реакции” заслуживают моментального и однозначного осуждения со стороны общества. Это не просто идеологическое требование. Это вопрос выживания общества, если, конечно, в его планы не входит геноцид и газовые камеры.

Остановить фашизм до того, как он состоялся, значительно легче, чем после того, как первый расстрельный вагон отбыл с перрона. Это не шуточки, друзья. Оно же так и происходит – из мелких инцидентов скатывается ком чудовищного процесса. Такие вот “невинные разговорчики” вокруг преступления – в сущности, маленькие акты его нормализации: так общество впускает погром в своё возможное.

Однако это не должно быть возможным! И здесь нельзя отмолчаться. История будет судить вас как по вашим делам, так и по вашему молчанию. Не будьте малодушными – озвучьте свой протест, либо признайтесь в коллаборационизме с идеологией ненависти. Общество должно продемонстрировать не просто свою солидарность с художником, но и непринятие погромов.

Какие формы может принимать такая демонстрация?

1) Найти и судить погромщиков. И не по хулиганке, а по террору. Чем как не террором является погром?
2) Восстановить выставку Давида Чичкана, утвердив тем самым возможность инакомыслия в Украине.
3) Провести общенациональный марш против фашизма, и социальную компанию, направленную на терапию общества, в котором гуляет вирус национализма.

Ещё не поздно раздуплиться, дорогие хуту!

***

Дмитрий Корчинский: “Если [Чичкан] будет дальше двигаться в этом направлении, то, думаю, свой заряд из гранатомета он скоро получит… И его нижняя челюсть будет в музее украинского искусства” (смех ведущего).

***

Майдан, при всём своём благонамеренном фасаде, обернулся войной, разрухой и потерей территориальной целостности. Что же обретено? Гіднисть? Где, блядь, её выражение в общественной жизни? Это нынешнее охуевшее от войны и нищеты население про гідність? Коммунальные счета? Тепло в квартирах? Доллар по 27? Что обретено? Каковы реальные результаты всех этих прыганий? Где реформы? Где, блядь, хоть одна ебучая перемена к лучшему? Шось шевельнулось в волшебном облачке национальной метафизики… Да только нихуя не шевельнулось. Стало хуже. Неудобная правда заключается в том, что каждый представитель Небесной сотни умер напрасно. И люди в АТО умирают напрасно. Просто так. Ни за что. Ни зачем. Это вообще на хуй не нужно. Украина сейчас – это просто ебаный тир на потеху России и Западу. Пульки тут по цене украинских жизней и украинского будущего.

Сваливать вину за творящийся общественный раскол на одного лишь российского агрессора – это упрощать реальность и не только не видеть других больших игроков, но и отказываться от сознания своей собственной роли в процессе отчуждения Крыма и Востока, которому сначала десять лет рассказывали, мол, “вы, быдло, шахтёры, любителя шансона – валите в рашку”, а потом изумлялись: чего это русские танки так сладко входят в те края?

Я не отрицаю благонамеренности майдановского порыва к переменам, но кто стал их претворителями? Сборище пещерных ксенофобов в вышиванках, которые сейчас нам рассказывают, кто правильный, а кто не правильный украинец? Олигархи-кровопийцы, выясняющие свои отношения ценою жизней украинских ребят?

Теперь уже не важно, кому из нас нравится Майдан, а кому нет – эта хуйня случилась, и выгребать последствия будем все мы. В моём разумении делать это лучше без сентиментов к “святым майдановским мощам” – трезво оценивая все комплексные грани пиздеца.

***

Я понимаю как метафизику Майдана, так и его мечты. Мне это близко. Однако что есть за пределами блага обмена шила на мыло? Что кроме обмена здесь ценно? Ну да, общество дикое, приходится радоваться хотя бы тому, что власть изменилась, что она вообще меняется, но это радость, которую можно увидеть только из глубоко опущенного положения. Для меня куда более важно содержание перемен, а не сам их факт. Что является их содержанием, какие идеи наполнили украинское общество, кроме идеи консервативных, милитаристских, правых?

Да, разумеется, не все в Украине озверевшие нацики. Но ведь ни в Раде ни в министерствах, нигде нет ни одной, тупо НИ ОДНОЙ прогрессивной силы, левые вообще отсутствуют в официальной политике (динозавры КПУ – не в счёт). Вместо этого на территории страны разверзается следующее: банановые олигархи ебутся за сферы влияния ценою жизни украинских граждан. Той же ценой за сферы влияния ебутся Америка, Европа и Россия. Доллар растёт, общество нищает, кризис усугубляется. И все это влияет, формирует, наполняет людей определенными идеями и настроениями, которые по сути своей консервативны и бесчеловечны. Всё это задает перспективу – характер и направление будущего. Нельзя озвереть, и надеяться выйти из всего этого потом людьми.

Нет, я не могу в этих обстоятельствах говорить о том, как пиздато начиналась Октябрьская революция и какие пиздатые стихи написал под её влиянием Маяковский, потому что знаю, что потом всех упаковали, увезли и расстреляли. Реальные последствия революции отменяют её начальный благой порыв. Поэтому держаться нужно, если уж на то пошло, не за Майдан, а за те положительные идеи, с которых он начинался, прежде чем его монополизировали правые.

***

Очень странное интервью с Давидом Чичканом на Радио Свобода. Вот, например, из вопросов: “И украинское общество стало свободнее за последние три года, особенно если сравнивать его с российским”.

Во-первых, непонятно, почему свободу украинского общества нужно замерять в соотношении с положением дел в долине теремков? Можно ещё с Северной Кореей сравнить – на её фоне в Украине и вовсе Швеция разверзается. Это какое-то имперское сравнение. Пора бы перестать смотреть на регион через Москву. Такое смотрение исходит из изначально заниженных требований. Если в России принято ебать мёртвую козу, то это ещё не значит, что использование презерватива при аналогичном процессе в Украине даёт основания для воодушевления.

Во-вторых, на основании каких фактов делается заключение “украинское общество стало свободнее за последние три года”, учитывая, что “последние три года” в Украине шла война, которая нигде и никогда не сопутствуется расширением пространством свобод? Какие такие свободы появились в “благоприятных” условиях милитаризации, финансового кризиса и правого ренессанса? Потому что правозащитники, вообще-то, скорее в ахуе. Или, быть может, погромы выставок и избиения людей – это индикаторы улучшения ситуации с правами и свободами?

Всё это я к тому, что либеральный оптимизм в оценках Майдана уже привёл к тому, что общество “поправилось”. Риторика в духе “Украина отрывается от советского мира. Это сложный процесс, но он идет, и это воодушевляет…” меня не хило троллит, потому что я и сам искренне мечтаю, чтобы Украина становилась свободнее, покидала советский мир и воодушевляла нас всех процветанием и мужеложеством. Да только что-то этот исход из совка происходит не в сторону Европы, ну или, скажем, собственного гуманистического проекта, а в сторону национализма – фашиков, которые ничем не лучше чекистов. И это не “сложный процесс”. Это пиздец, которому нужно давать чёткую оценку.

Позволяя себе мягкость в обсуждении правого беспредела в Украине, – беспредела, который стал возможен в том числе и потому, что Майдан поднял правых, пока наш вашингтонский обком рассказывал про невъебенные демократические процессы, которые за ним последуют, – мы способствуем не столько гуманизации украинского общества, сколько розовым очкам. И тогда возникает вопрос: WTF?

Я в этом вижу что-то пропагандистское, – известную американскую песенку про свободную Украину, которая ведёт борьбу с чудовищной Россией. Песенка эта мне и самому очень нравится. Однако поётся она в рамках ебли двух империй, каждая из которых пытается решить свои дела руками моих соотечественников.

Поэтому я и правда нервничаю, когда уже и наш брат в Сатане Дмитрий Волчек намекает, мол, “крайне правые движения в Украине тайно поддерживаются Москвой”. Потому что крайне правые движения в Украине могут как поддерживаться Москвой, так и непроизвольно играть ей на руку – но вся эта прищурная конспирология не отменяет того, что правые – это, в первую очередь, внутренняя проблема украинского общества, и пока она не будет осмысленно таковой, выставки продолжат громить, а мы рассказывать “жить стало лучше, жить стало веселей – у иванов вон вообще из жопы рвота”.

Не стоит забывать, что нищая и доступная Украина выгодна не только людоедской России, но и США, которые известны своим умением рассказывать про демократию, поддерживая правых макак на местах в борьбе с режимами нелояльных людоедов. Потом американцы обычно уябуют со сливками к себе домой за тридевять земель, а страны, которым они “помогали освободиться” начинают мироточить взрывчаткой и беженцами…

В этой истории суки с обеих сторон Украины. И забываем мы об этом, потому что над всем этим, и над нами всеми, нависает “российский фактор”, – наша общая ненависть к ближайшему агрессору так велика, что мы готовы не замечать его отражения в самих нас, как и не замечать ни других чудовищ, ни других кошмаров, которые происходят под ними и вокруг них. “Россия, россия, россия” – постоянная Россия. Как фон. Как причина. Как всё. Тем временем, мой гарлемский лендлорд мне так прямо и говорит: “недвижимость у вас, украинцев, сейчас говно вопрос – копейки. пора нам ехать вас закупать…”.

В общем, друзья – давайте перестанем различать цвет шерсти империалистских собак. Всем им место на живодёрне. Гуманистической, разумеется :)

7/02/17