Параллельное поколение / Анатолий Ульянов

Наблюдая сюжет о танцевальном подполье в Киеве и Донецке, я не могу отделаться от воодушевляющего впечатления, что в Украине разверзается новое, совершенно параллельное поколение. Оно состоит из людей, которым настолько чужда война, что они умудряются производить в её разгаре свои альтернативные реальности.

В этих зазеркальях и отдушинах, на фоне такой молодёжи, националист, как и его главный любовник совок, кажутся чем-то винтажным, какими-то вымирающими пережитками. Быть может, это трудно заметить на фоне беспросвета войны, но время тех, кто её устроил, стремительно уходит: ни в совкизме, ни в национализме нет секса и, значит, нет свэга, нет жизни. Быть путинистом или бандеровцем – это всё равно, что быть каким-то полным чмом, вечным девственником, толкиенистом.

Рейверы не носят вышиванок и принадлежат более обширному, наднациональному племени, которое простирается далеко за пределы Киева и Донецка – в Лондон, Берлин и Нью-Йорк. В отличие от гарпий, которые грызут друг другу глотки в споре между “жесткой украинизацией” и “возвращением в родную гавань”, новые люди, чья юность пришлась на войну, знают, что кровавая свистопляска – это не фан. Наплясавшись под светомузыкой ГРАДов, они не отравят своих детей ядом этого надуманного конфликта, и возьмут с собой в будущее вот этот свой аполитичный и в одночасье глубоко политический, анти-военный мятеж – умение творить оазисы во тьме. Можно обвинять этих людей в эскапизме, попытке забыться, сбежать от депрессивной реальности. Но этот их побег представляется мне созидательным – в их решительном отрицании происходящего нарождается его антитеза.

Глядя на эту новую украинскую молодежь, я думаю о том, как же здорово, что человек стареет и умирает. Будто сама природа подстраховалась от нашей чумы – какими бы упаренными мы не становились, все наши дороги ведут в гроб, и это вселяет надежду на завтра. Завтра, которое определит не вата/вышивата, а вот эти моднейшие чуви в панамах. Новый мир – он в этих ребятах. Их опыт весны посреди глухой ночи является почвой, на которой взойдёт общество без войны. Реперу из Донецка не нужно притираться к хипстеру из Киева, – им нечего делить, они одной породы, и говорят на одном, наднациональном языке. Их кричалка “Кто ебанулся? Все ебанулись!” – она ведь не про них, не про друг друга. Она про украинское общество во всём разнообразии его сегодняшних маразмов. Они ему ставят диагноз. Ну а у них – у них всё в порядке. Никого более здорового в Украине нет.

8/04/17