Сыны воевали / Анатолий Ульянов

Одной из ключевых механик традиционного общества является отказ его граждан от личной ответственности: вместо того, чтобы самостоятельно определять свою жизнь, люди устремляются в объятия опекуна. Для одних это царь. Для других это бог. Третьи уповают на Судьбу. Кто бы не занимал место Большого Родителя, его функция всегда одинакова – решать за человека его проблемы. В этих отношениях возникает патриархальная иерархия власти с её строгим отцом на вершине, и тьмой беспомощных детей под ним. Именно поэтому ажиотаж, с которым русские люди обсуждают сегодня юнцов на митингах, вызывает ряд опасений.

С одной стороны, такой ажиотаж понятен – в стране, где вот уже 17 лет не менялась власть, выход детей на площадь является во всех отношениях воодушевляющим сигналом. Настораживает тут скорее то, как все быстренько взвалили будущее России на плечи школьников. Теперь, мол, это их крест, их долг перед Родиной, и всеми, кто постарше, но не смог. Иными словами, россияне снова сливают свою ответственность, остаются в бездействии, и всенепременно сожрут “школоту”, если она не оправдает возложенных на неё надежд. “Неси мне, деточка, свободу”.

Сам по себе выход молодёжи на площадь ещё не гарантирует успех политического процесса, призванного покончить с путинским режимом. “Они не боятся!”, – пишут либеральные блогеры. Но ведь это как раз естественно. Бесстрашие детей вызвано не наличием силы, а отсутствием опыта взаимодействия с репрессивной машиной государства. До нынешних задержаний они знали о ней из рассказов недовольных родителей; либо на уровне отношений с администрацией учебного заведения. Теперь их тащат в автозак. “А что они сделают? 15 суток? Не страшно!”, – говорит девушка в модной оправе. Потому что не знает, что эти 15 суток могут пройти с дубинкой в любом из свободных отверстий. Дубинка сегодня вдвойне вероятна: столкнувшись с новым поколением несогласных, режим будет оперативно обучать его нормам гражданского поведения в авторитарном государстве.

Всё это я не к тому, мол, “оставь надежду всяк сюда входящий”. Но и надеяться на божественное вмешательство 16-летнего Емельяна Пугачева не стоит. Речь, в конце концов, о России, и, значит, революции, которая невозможна без насилия. Кто будет вешать лилипутов на столбах? Победители школьной олимпиады по математике? Банда столовки МГУ? Сегодня русская площадь как никогда нуждается в участии широкого разнообразия народных масс: и деда Миша, и тётя Таня… – все должны подтянуться. Потому что “школота” – это и правда будущее. Важно, чтобы ему не переломали крылья на взлёте.

15/06/17