Based in Sydney, Australia, Foundry is a blog by Rebecca Thao. Her posts explore modern architecture through photos and quotes by influential architects, engineers, and artists.

Врата в лице

Меня всегда привлекали маски, хотя и казалось, что влечение к ним суть желание скрыть. Теперь же, отбросив предрассудки, я сознаю, что во мне обитает Тень, и маска, быть может, оккультный портал: стоит надеть её – тут же она под напором, как если одержима, врывается в неё голодный дух, и я – не я, и вот уже Он, устремлённый извлечься и выразить свои сумерки, пляшет на лице, жадно глотает воздух, и нет у него желания возвращаться в чертоги плена – требует уступить. По дороге с концерта Рибо наткнулся на самого себя в “Гимнах ночи” Новалиса:

Однажды, когда я горькие слёзы лил, истощённая болью, иссякала моя надежда и на сухом холме, скрывавшем в тесной своей темнице образ моей жизни, я стоял – одинокий, как никто ещё не был одинок, неизъяснимой боязнью гонимый, измученный, весь в своём скорбном помысле, – когда искал я подмоги, осматриваясь понапрасну, не в силах шагнуть ни вперед, ни назад, когда в беспредельном отчаянье тщетно держался за жизнь, ускользавшую, гаснущую: тогда ниспослала мне даль голубая с высот моего былого блаженства пролившийся сумрак – и сразу расторглись узы рожденья, оковы света. Сгинуло земное великолепие вместе с моею печалью, слилось моё горе с непостижимою новой вселенной – ты, вдохновенье ночное, небесною дрёмой меня осенило; тихо земля возносилась, над нёю парил мой новорожденный, не связанный более дух. Облаком праха клубился холм – сквозь облако виделся мне просветленный лик любимой. В очах у неё опочила вечность, – руки мои дотянулись до рук её, с нею меня сочетали, сияя, нерасторжимые узы слёз. Тысячелетия канули вдаль, миновав, словно грозы. У ней в объятьях упился я новою жизнью в слезах. Это пригрезилось мне однажды и навеки, и с тех пор храню я неизменную вечную веру в небо Ночи, где светит возлюбленная.

Невидимые машины

Да, Сатана!