Based in Sydney, Australia, Foundry is a blog by Rebecca Thao. Her posts explore modern architecture through photos and quotes by influential architects, engineers, and artists.

Атлас Текста

1. Осмысление взаимоотношений человека с текстом открывает ту дверь восприятия, за которой текст представляется уже не только графической системой организации и передачи смысла, но, собственно, производителем мыслеформ, когнитивных структур и гештальтов. Лакан утверждает, что бессознательное структурировано как язык, речь порождает понятия и вещи, слова – реальнее вещей, “поступок – это речь”, в речи бессознательное утрачивает хаотичность, предстает окультуренным, “язык есть базовый социальный институт”, “человек – животное символическое”...

Такое понимание речи, языка и слова возводит текст в ранг демиурга не только человеческого сознания, но и осознаваемого им бытия; утверждает текст как абсолют, единственное экзистенциальное пространство, где человек существует в том смысле, что мыслит и способен на рефлексию; “бессознательное есть сумма влияний речи на субъект” – пишет Лакан.

В этой теории есть и логическое объятие мира, и ужас догадки, что каждый вне текста – не каждый, нет мысли, нет “Я”, есть только величественная и неразрывная буря энергии, вмещающей планеты, галактики, солнца, само безграничье; и только цивилизация, как брызг, как миг, как капризное измышление частицы, способна начертать в этом прекрасном кошмаре условные домики, их обитателей.

Мировоззренческий текстоцентризм убедителен до той поры, пока реальное жизни не обнажает в нём опрометчивость, и мучительное отсутствие полноты.

Тот, кто путешествует по мирам, знает: бывает, оказываешься в ситуации, когда язык предстает лишь кожурой, и двое, не зная языков друг друга, и подчас даже не говоря ни на одном понятном друг другу языке, могут взаимопонимать, очутиться в многочасовой “беседе”. Такое общение, конечно, принадлежит иному порядку, да и возникает не всякий раз – словно нами, окультуренными, забыт, или, напротив, ещё не открыт некий универсальный способ общаться; способ, метафорой которого является телепатия, искусство, человек до вавилонского столпотворения. Кроме того, чувства и музыка автономны от всеобъятия текста, этой спорной диктатуры единоличного лакановского бога.

Так или иначе, тайна сформулирована: язык и текст – это только одежда, или же нечто большее, и вне языка, вне речи, вне слова, вне текста – нет мысли?

2.

Призрачное обещание разгадки мерцает в перспективах проекта Text Atlas Дмитрия Паранюшкина из Nodus Labs. Его программное ядро позволяет представить любой текст в виде альтернативной сете-графической структуры, что открывает новые возможности для его восприятия и интерпретации. “Если брать манифест коммунистов, например, то по структуре он – точный Коран и Библия. Несколько концепций, поддерживающие определённый дискурс, который передаётся в сознание посредством цикличных текстовых структур; в нём нет антагонизма и много-полярности смыслов, только – острое оружие, объединённое вокруг неприятия буржуазии, классовой разницы и идеологии индустриализма...” — Дмитрий Паранюшкин

На официальном сайте Text Atlas публикуются интерпретируемые визуализации – от прозы Набокова до программных документов Coca-Cola.

“Мы хотим представить текст как гештальт, перейти от линейного восприятия письма и чтения к восприятию целостному. [...] Визуализация текста как сети предлагает новые возможности интерпретирования, которые обычно подавляются доминантой нарратива.” — Text Atlas statement

Text Atlas только начинается, но его потенциал простирается далеко за пределы проблематики инновационной визуализации контента.

Если впоследствии разработки система станет мульти-язычной и будет показывать ~идентичные структуры при анализе одного и того же текста на разных языках, то это будет означать, что мысль – это энергия-смысл, рождающаяся до текста.

Если же структуры и их акценты будут решительно отличаться, то это подтвердит верховенство языка, слова и текста над сознанием человека.

Голый Тахрир

Техносапиенс