All tagged УКРАИНА

Так получилось, что весеннее обострение репрессий в моей стране пришлось как раз на тот момент, когда я с воодушевлением открывал для себя иную Украину – не столько даже позабытую, сколько попросту незамеченную: во-первых, футуристов 20-х годов во главе с Михайлем Семенко, во-вторых, музыкальный андеграунд 90-х в лице Игоря Цимбровского и Светланы Охрименко. Слушая их грустные завывания в вечность, я думал о том, почему мечты и старания этих людей так ни к чему и не привели – Украина всё равно оказалась страной казаков и запретов. Если какие-то прогрессивные явления и возникали в её недрах, то лишь в качестве аномалий, которые тут же затаптывались, не успевая состояться, и оплодотворить будущее. Их выживание было возможно разве что в эмиграции. Собственно, об украинских футуристах я узнал из книги, написанной в Канаде, а “завывания в вечность” дошли до меня только благодаря тому, что были изданы в Польше. Получается, что всё штучное из украинского контекста интересно кому угодно, кроме украинцев.

Всякий раз, когда случается очередной произвол, будь то трамповский Muslim Ban, или запрет в Украине неугодных взглядов и сайтов, в дискуссиях по этому поводу возникает весьма характерный тип комментатора. Вместо того, чтобы поддержать или осудить репрессии, он утверждает, что их жертвы действовали бы точно так же, как и их угнетатели, если бы пришли к власти. С одной стороны, это так – человек, безотносительно за Гитлера ли он, или за Христа, таит в своих недрах зверюгу. Однако ничего сенсационного тут нет – это просто факт о всех нас, какими бы милахами мы себе не казались. И, всё же, сей факт подаётся с разоблачительным пафосом, и будто бы отменяет необходимость возражать произволу.

Наблюдая сюжет о танцевальном подполье в Киеве и Донецке, я не могу отделаться от воодушевляющего впечатления, что в Украине разверзается новое, совершенно параллельное поколение. Оно состоит из людей, которым настолько чужда война, что они умудряются производить в её разгаре свои альтернативные реальности.

Можно как угодно оправдывать принуждение украинского народа к униформе, но итог остаётся одним – разное делается однородным, цветное – монохромным. И потому не понять, почему консервативное украинство так переживает по поводу аннексии Крыма и возможной потери Донбасса. Люди, готовые с такой легкостью слить в унитаз львиную долю своего культурного бульона не должны париться о каких-то там клочках земли. В конце концов, и Крым, и Донбасс – это люди. Если культурное содержание этих людей вас не устраивает, отпустите их восвояси, прекратите удерживать в исчерпавшемся браке, который вам самим же и не мил. Ан нет – господам патриотам не хочется отпускать. Им хочется, чтобы всё, вдруг, им уподобилось, и стало украинским в том сплюснутом смысле, в котором они это украинское понимают.

Я маркирую свой личный конструкт национальным тэгом "украинский", – не потому, что верю во всю эту правую чепуху про цвет глаз и форму носа, но потому что смотрю на понятие "украинского" шире, и не свожу его к чему-то сугубо этническому. Для меня это понятие гораздо более просторного и цветного культурного дискурса, который разного рода романтики козацкього вуса вот уже который год пытаются этим вусом ограничить, не понимая, что всякий дискурс можно расширять, делать его вместилищем разнообразия. Культура как материя обладает бесконечной тягучестью, в неё можно набирать и набирать; она от этого только интереснее, сильнее, и никому в ней не полагается исчезнуть, всем в ней найдётся место.