Based in Sydney, Australia, Foundry is a blog by Rebecca Thao. Her posts explore modern architecture through photos and quotes by influential architects, engineers, and artists.

Поэзия превращается в эпилепсию. Романтики превращаются в выпяченную губу Бенито Муссолини. Текст превращается в шоу. Чтение – в театр. И все здесь кувыркаются, визжат. Глаза пламенеют. Губы запенились. Отныне литературный вечер – это не посиделки пьяных бормотал. Отныне это – поэтическое шапито. Слэм называется. Эпоха телевизора взывает тебя к колбасе, детка.

В отличие от заскорузлых литературных стариков, молодые украинские поэты ищут новые формы репрезентации своего искусства. Не желая прозябать на маргинесе, они выходят к публике и поджигают зал.

ПОВОД ДЛЯ СЛЭМА

Традиционный литературный вечер – это когда поэт по кличке Цветик приходит в столовую, вынимает одухотворённое лицо, и рыдает о непознанных влагалищах и смерти, в то время как публика ест макароны. Поэт им про душу, а они – про балык. Звенят вилками, шипят кофейными машинами, хохочут под водкой.

Кабак – не место для обычных стихов. Такие стихи предполагают внимательное уединение. Слэм, напротив, – отколупывает зрителя от котлеты. Молодому поэту понятно, что публика – это сборище чавкающих лентяев, которым нужна не духовность, но шоу. Сознавая необходимость шоу, поэт приходит к слэму.

ТЕОРИЯ СЛЭМА

Слэм – это очередной авангардный хам, бросающий вызов устоям и традициям. Подрывая сложившийся порядок вещей, он производит новое синтетическое искусство. Главное здесь не сам литературный текст, но манера его исполнения. Слэм – это всегда экспрессия в форме перфоманса.

«Для слэммеров написание произведения и его исполнение – единый, целостный, органичный и бескомпромиссный процесс, его высшая точка осуществления», – пишет Кирилл Медведев («НЛО», №58, 2002). Слэммеры ищут новых берегов, противостоя дальнейшей антикваризации и мумификации поэзии как таковой.

Слэм проходит в виде поэтических спаррингов – поэты состязаются между собой, подобно боксёрам. Судит поэтов зрительское жюри, членов которого выбирает из зала ведущий слэма (слэм-мастер). Члены жюри оценивают каждое выступление по десятибалльной шкале.

Сайт Poetry Slam Inc. предлагает следующий свод правил для слэма:

1) Произведение должно быть собственного сочинения;

2) Каждый поэт получает 3 минуты на выступление. Если он выходит за рамки этого времени, из его финального счёта отнимаются штрафные очки;

3) Очки, которые поэт получает от 5 судей, подсчитываются следующим образом: самый высокий и самый низкий баллы отбрасываются, 3 оставшихся числа суммируются. В результате поэт получает от 0 до 30 баллов.

Существует множество вариаций этих правил. Организаторы каждого конкретного слэма вольны сами устанавливать свои порядки. В конце концов, слэм – это исключительно анархистское явление современной культуры.

ИСТОРИЯ СЛЭМА

Отцом-основателем слэма считается поэт Марк Смит, который реализовал первый слэм в чикагском заведении «Get Me High Lounge» в ноябре 1984 года. Смит не только ввёл само понятие «slam», но и придумал основные правила — участники соревнуются между собой в артистизме и поэтическом даровании, действует жёсткий регламент, жюри выбирается из публики и так далее.

С июля 1986 года слэм культивировался в джазовом клубе «Green Mill». Первый американский «National Slam» прошёл в 1990-м году в Сан-Франциско. Сегодня в нём принимают участие уже около 75 команд.

Из Америки слэм перекочевал и в другие страны. Сильные слэм-сцены имеются сегодня в Германии, Австрии, Голландии и Сингапуре, а также в Непале и Боснии.

С середины 90-х слэм-поэзия начала исполнятся речитативом. Десять лет спустя, однако, слэммеры решили отказаться от этой жанровой практики. «Мы попросту не хотели быть хип-хоп поэтами», – объясняет Бадди Уэйкфилд. Среди финалистов «Individual World Slam Champion 2005» ни один поэт с рэпом не прошёл в финал. К тому времени «чёрные частушки» выглядели уже слишком традиционно. За 20 лет своего развития слэм научился говорить разными голосами. Сегодня это уже отдельное направление искусства, впитавшее в себя множество литературных, театральных, вокальных и прочих художественных практик.

СЛЭМ И АКАДЕМИЯ

Как и всякое революционное начинание, слэм всегда подвергался нападкам академического сообщества. В интервью для «Paris Review» литературный критик Гарольд Блум называет это явление «смертью искусства». Слэм принято обвинять в низком литературном качестве текстов, преобладании над ними кабаре.

Несмотря на предсказуемую неприязнь между традиционными поэтами и слэммерами, сегодня наблюдается их взаимное проникновение – перенимая идеи друг друга, они ведут неофициальный диалог. Среди традиционалистов заводятся слэммеры, и наоборот. Появился даже новый термин «crossover poets», которым называют поэта, объединяющего в своих практиках традиционную поэзию и слэм.

Слэм очень быстро легализировал себя в западных обществах. Помимо множества локальных слэмов, появились слэмы национальные, а в литературных институтах начали преподавать мастерство поэтического перфоманса и выделять гранты наиболее перспективным слэммерам. В 1985-м году Генри Тейлор, слэммер и академист, получил за свои поэтические изыски Пулитцеровскую премию.

УКРАИНСКИЙ СЛЭМ

Само понятие украинского слэма звучит сегодня несколько преждевременно. Поэтическая клика во главе с Андруховичем и Жаданом по праву лидирует в области выразительного прочтения собственных стихотворений. Однако это едва ли можно назвать слэмом в значении соревновательного перформанса.

Ростки слэма произрастают на почве поколения 2000. Попытки приобщиться к перформативной поэзии уже предпринимают молодые украинские поэты вроде Ильи Стронговского и Дмитрия Лазуткина.

Предтечей украинского слэма можно считать поэтические спарринги в рамках Форума Издателей во Львове, которые вот уже второй год устраивает главный редактор московской газеты «Книжное Обозрение» Александр Гаврилов. Карточки человека-сверчка Льва Рубинштейна и одноухий угар Андрея Родионова ещё долго будут вдохновлять воображение украинских поэтов.

Первой ласточкой украинского слэма стал Фестиваль литературного слэма в Харькове, который провело издательство «Фолио» в рамках книжной ярмарки «Мир Книги» в апреле 2006 года. Тогда на ринге встретились Любко Дереш, Ирэна Карпа, София Андрухович, Андрей Бондарь, Светлана Поваляева, Таня Малярчук, Ростислав Мельныкив, Сашко Ушкалов, Олег Коцарев, Катрина Хаддад, Аня Зеленская, Татьяна Дерюга, Юлия Тараненко, Лала Багирова и Валерия Осипова.

Благодаря поддержке поэта и главного редактора журнала «ШО» Александра Кабанова, новый слэм произойдёт на Киевском Международном Фестивале «Киевские лавры» в мае 2006 года.

Говорить об украинском слэме без скрипа в языке станет возможным только тогда, когда здесь появится своя слэм-сцена – вечера, фестивали, заведения, команды, школы и публика. Как скоро это случится – вопрос, как всегда, к юным бесам.

Веллер

Тезисы о Новом Поколении