Based in Sydney, Australia, Foundry is a blog by Rebecca Thao. Her posts explore modern architecture through photos and quotes by influential architects, engineers, and artists.

Деревенская гениталия

Превосходство города над селом кажется очевидным. Городские люди не носят сандалии поверх носков, и склонны посещать душевые. Запах прения в городе – дурной тон. В городе – лучшие мозги, и есть не только нечто базовое, вроде колодца, но и разного рода эстетства, излишества, бордели. Лучше развиваться в городе, чем прозябать в деревне под коровой. Среди рогатого скота не возникает дискурс; нет ни среды, ни интриг, ни сладких извращений. Всё это, впрочем, не даёт жителям города права смотреть на деревенщину свысока. Долой снобизм, пафос и высокомерие! Украинское село может быть сколь угодно неотёсанным, но его сексуальные качества заслуживают исключительных похвал.

Влагалище горожанки леденится. Его мантия упруга, а недра – беспросветны. Оно слишком разбаловано и лениво, чтобы сокращаться на встречу похоти. Да, городское влагалище душисто, ухоженно и аккуратно. Но также – бесстрастно. Как кошка, которую приятно ласкать, но с которой невозможно подружиться.

Половые губы горожанки замкнуты плотно, и выдают надменную скромницу. Её вагина не про секс, но текст: оно не цветёт, но означает. Его всенепременно приходится уговаривать. А ведь внутри – тоскует пустота.

Горожанка убеждена, что сам факт обладания её влагалищем – это само по себе уже подарок. Меж тем, это влагалище – сплошь культура. А где культура, там и мораль, бог, традиции, принципы, этика. Всё то, что превращает секс в могилу.

Деревенская женщина, напротив, – проста и естественна. В ней обитает природа. Отсюда – влага в набухшем бутоне. Вы только взгляните на эти безудержные, пухлые губища – они всегда приоткрыты, как если пребывают в перманентной готовности охватывать собою миры.

Цвет деревенского влагалища только подчёркивает его животную натуру. Оно не пастельно розовое, как у горожанки, но пламенно пурпурное, раскрасневшееся, будто сырая говядина. За его наружной мясистостью – тиски удовольствия.

Прислонившись ухом к деревенскому влагалищу, можно услышать дыхание земли, шум моря, шелест ветра, песню соловья. У горожанки там – немая рыба. Да и разве можно ожидать чего-либо иного от тех, кто питается салатом? А вот в деревне все живут на молоке и мясе. Отсюда – неутолимая мякоть деревенских жителей.

Деревенский мужчина не менее прекрасен. Его сознание не знает ни Фрейда, ни Бодрийяра, и потому – здоровый стул, упругий член. Он не отягощён мыслями о высоком и вечном. Как и крестьянка, он мыслит чувством. Сложные концепции не превращают его эрос в смерть, поскольку попросту не принимают участия в его жизни. Разгрузив вагон угля и собрав урожай пшеницы, этот мужлан по-прежнему дубина. Утончённые городские литераторы меркнут, вместе со своими камнями в почках, на фоне этой безотказно мычащей детины с тёплым членом.

Всё это я к тому, друзья, что хватит быть высокомерными снобами. Деревенский секс деревенских людей – залог здоровья и долголетия украинской нации. На этом здоровье можно будет построить новую культуру и искусство. Эрос творит чудеса!

Отсос смерти

Бюро потерь