Based in Sydney, Australia, Foundry is a blog by Rebecca Thao. Her posts explore modern architecture through photos and quotes by influential architects, engineers, and artists.

Большой Жирный Слэм

«Человечество обрело величие в вечной борьбе, и погубить его способен только вечный мир» (Св. Атаульф Германский) Мясной пар и кипящие страсти, пена духа и волнительное, барабанное рубилово – всё это было, как всегда, но не поэтому Первый Большой Слэм между Украиной и Россией можно полагать лакомой прелестью. Чудесным его делает иное: слэм сей обернулся зеркалом, отражающим действительность поэзии двух стран.

КОНЦЕПТ

Провести побоище лучших слэмеров из Украины и России во Львове и Москве; вручить победителю не хуй в газетке, как водится, а сумму внушительную – 500$ в Украине, 500$ в России – с этой задумкой мы и решились разжигать поножовщину.

АРЕНЫ

Дабы Большой Слэм был ощутимо украино-российским, требовалось провести его на максимально контрастных культурных территориях – имперской Москве (клуб «Билингва») и европейском Львове (клуб «Культ»).

ПОЭТЫ

Состав команд определяли национальные кураторы: Сергей Жадан (Украина) и Данила Файзов (Россия). Для участия в Большом Слэме было отобрано десять поэтов – Украина: Сергей Жадан, Светлана Поваляева, Павло Коробчук, Дмитрий Лазуткин и Илья Стронговский; Россия: Данила Файзов, Андрей Родионов, Анна Русс, Аркадий Штыпель и Герман Лукомников.

ПРАВИЛА

Большой Слэм проходил по новым правилам, которые включали в себя двойную шкалу оценок – за содержание текста и за его подачу. Система оценок по-прежнему пятибалльная, но: 1) Накопительная (Все балы конкретного поэта суммируются за все отыгранные им раунды). 2) Самый низкий\высокий бал при оценке выступления конкретного поэта сгорает (по обеим шкалам). Жюри: Никаких мэтров и пузачей от культуры – Большой слэм судят исключительно случайные люди из зала. В начале каждого раунда комплекты табличек с оценками меняют судей. Количество раундов – 3 (отборочный, полуфинал, финал). Время на выступление: 3 минуты. За превышение лимита – штраф ( (+1) минута = (– 2) балла; (+2) минуты = (– 4) балла). Порядок выступления формируется по алфавиту. Все остальное неизменно – драки, оскорбления и оргии на столах.

СОБЫТИЯ

Молодой бог современной украинской поэзии Сергей Жадан выбыл в первом же туре. Весь последующий вечер он просидел бледный и ошарашенный. Второе место в финале взял украинский поэт-новичок Павло Коробчук, обошедший не только своих именитых украинских товарищей (Жадана и Поваляеву), но и маститых российских слэмеров (Штыпеля, Русс и Родионова). Родионов, давным давно завоевавший статус самого выразительного слэмера в СНГ, выбыл во втором туре. При этом, колыбель украинского национализма Львов посадил на трон российского поэта Германа Лукомникова. Украинские поэты обгадили слюнявчики от удивления – так жестко их могли нагнуть где угодно, но только не здесь, только не во Львове.

СТРАХИ И ССАКИ

После львовской части Большого Слэма украинская команда в замешательстве с позором: её капитан Сергей Жадан отказывается ехать в Москву, ссылаясь на «проблемы с визой в Швецию». Илья Стронговский говорит, что «заболел и не могу ехать в Москву. Умру!». В общем, зайчишки нассали в штанишки. Светлана Поваляева, Дмитрий Лазуткин и Павло Коробчук остаются одни против Москвы.

В российской команде тоже переполох: Андрей Родионов отказывается участвовать в московской части Большого Слэма, а Данил Файзов предлагает сменить Слэм-Мастера, ссылаясь на то, что я веду слэм слишком жестко и рискую обидеть москвичей, которые, якобы, поэтов любят, и не привыкли к публичной грубости.

Поскольку всё это приходит в последний момент, пустующие места на сцене заполняют российские поэты – Евгений Лесин, Андрей «Орлуша» Орлов и Ульяна Заворотинская. Слэм-Мастер остаётся прежним.

ПУБЛИКА

Москвичи, успевшие повидать разный слэм, были более суровыми в своих оценках поэтов, нежели львовяне, для которых каждый человечек на сцене виделся чем-то экзотичным и новым. Львовская публика была эмоционально цельной. Московская состояла из архипелага тусовок и враждующих островков – стоило одному из них поставить кому-либо пятёрку, как другой тут же мычал от возмущения. Битва происходила не только между поэтами, но и публикой.

АТЛЕТЫ

Российские поэты переживают о победе куда сильнее украинцев. Для них слэм – это не просто веселье, но очередное поле битвы за статус в рамках серьёзной литературной игры.

ЗВЕРУШКИ В ОБРАЗАХ

Пусть сердито кудахчут либералы, но польза минувшего Большого Слэма в том, что он – это славный спонтанный Рейх, разделяющий людей (в нашем случае – поэтов) на первый и второй сорт. Хотим мы того или нет, но быть хорошим поэтом на слэме недостаточно. Без вулкана в головушке здесь никак. Чудо случается тогда, когда на слэме загорается двуликая звезда мощной поэзии и мощного шоу.

Для всего слэм-движения на постсоветских территориях такая уникальная звезда – это Анна Русс. Дева Мария в стиле хип-хоп, веселящаяся с печальным лицом и способная поджечь аудиторию словом и глазами-лазерами.

Герман Лукомников – другое, но не менее пронзительное существо. Это бородатый слепок из тёплого пластилина, чудо-юдо-человек-шар, который, в первую очередь, шоу, и только затем – весёлые стишки, состоящие из слоганов-перевертышей и абсурдистских палиндромов.

Культовый поэт Андрей Родионов совершил революцию и ушёл из шумных частушек в камерную лирику. Достигая успеха, многие поэты поддаются соблазну паразитировать на нём, и очень скоро оборачиваются застывшей мертвечиной, исполняющей из раза в раз один и тот же номер. Родионов стал исключением из этого правила и продолжил развиваться.

Павлу Коробчуку следует извлечь из Большого Слэма урок. Он всё ещё больше поэт, нежели слэмер. Однако уже нащупал в себе нечто, что позволяет ему проникать в топы финальных турниров. Если Павел продолжит бесноваться в том же направлении, у Украины появится своя Мадонна слэма.

Что касается всех остальных, то раненую кобылу пристреливают. Всю эту серую слизь ждут уютные апартаменты газовых камер. Или, быть может, слизь ещё можно спасти, поставив ей оздоровительную клизму с парным молоком? Так или иначе, Файзову и Стронговскому следует как можно скорее обратиться к логопеду.

ГОЛ В СВОИ ВОРОТА

Большой Слэм показал, что современная украинская поэзия находится в глубоком кризисе. Отсутствие у поэтов ебучей харизмы, косноязычное лепетание, неумение подавать себя, а, порой, и вовсе провинциальный страх ехать соревноваться – это и есть причины украинской культурной ничтожности. Большинство наших поэтов неспособно взглянуть в зеркало критически и понять, что дело не в абстрактных москалях, не в аудитории, не в каких-то там выдуманных врагах, а в себе. Осознание собственных слабостей – это не вопрос утраты лица на геокультурных картах, но путь к силе и здоровью. Проигрыш украинской команды – не приговор, а повод дерзать усерднее, развиваться; главное – не ссать.

Вызов перемен

Proza.com.ua