Based in Sydney, Australia, Foundry is a blog by Rebecca Thao. Her posts explore modern architecture through photos and quotes by influential architects, engineers, and artists.

Ниндзя подземелий

Интервью Анатолия Ульянова с киевскими диггерами Алеком и Кури. ***

– Каких зловещих существ вы встречали в подземельях Киева?

Самые противные и зловещие обитатели подземелий – гигантские сверчки. Ты направляешь луч фонаря на стену и видишь целые полчища этих насекомых – сотни сверчков, которые шевелят усами, ползают и прыгают. Ты поражаешься не столько пугающему облику этих насекомых, сколько их шевелящемуся количеству. Помимо сверчков, в подземельях, само собой, встречаются пауки, мокрицы, крысы, слизкие сороконожки. Однажды мы пошли под землю с одной девочкой. Я с ней только познакомился и решил удивить её, уверив, что местные мокрицы – единственное в природе сухопутное ракообразное. На что девочка мне говорит: «Ух ты! А знаешь, что у них в кишечнике?». И начинает называть латинские названия всяческих аскарид и прочих адских герминтов. Короче говоря, девочка оказалась паразитологом, специализирующемся на мокрицах. Мне было очень стыдно.

– Встречался ли тебе под Киевом призрак древнего мэра?

Под землей у многих людей могут начаться галлюцинации. Ты выключаешь фонарь, отходишь от товарища и сидишь в одиночестве до тех пор, пока не начинаешь забывать про время. Поземные водопадики, звук падающих капель, – всё это превращается в поток звуков, как например, звон цепей, топот ног, плач младенца, ржание лошадей. В таком состоянии вполне можно повстречать призрак древнего мэра.

– Диггеры используют какие-нибудь стимуляторы под землёй?

Тру-диггеры бухают. Это характерная черта любых работ с землёй. От геодезиста и археолога до шахтёра, диггера и сибирского нефтяника – все бухают. Земля каким-то образом постоянно намекает на алкоголь.

– А как же марихуана? Она, полагаю, способна украсить подземные переживания.

Марихуана не распространена среди диггеров, но её любители в движении всё же встречаются. Помню, шли мы втроём в системе, которая не представляла собой ничего, кроме круглого тоннеля с рельсами под ногами. Топать пришлось очень долго, да ещё и в полусогнутом состоянии. Короче говоря, захотелось чем-то занять язык. После этого у нас начались военизированные фантазии. Сначала мы представляли себя диверсантами, идущими по секретному проходу к штуке, которую нужно взорвать. Затем вообразили себя в торпедном отсеке подводной лодки, которые знают, что вот-вот сзади потулит торпеда.

– Как насчёт подземного секса?

Секс под землей – это, конечно, двойное извращение. Но у меня получилось, хоть ничего особенного в этом нет. Просто людям нравиться сделать что-то, после чего можно будет хвастать: «А я и такое делал!». Ради такой галочки, конечно, можно трахаться под землёй, но уверяю, что удовольствия это приносит минимум.

– Много ли девушек в диггерском движении?

Девушки есть. Скажем 5-10%. Обычно это крайне стрёмные девушки, зачастую просто ужасные. Даже если попадется пару красивых девчонок, у них обнаружатся пугающие тараканы в голове. Исключения, разумеется, случаются.

– Диггерская тусовка – это просто круг общения по интересам или, быть может, полноценный клуб со своей иерархией, Вожаком и Маткой?

Чуваки, которые зачинали диггерское движение, сегодня живут в виде красивых легенд. Все знают, что это были люди, у которых зашкаливал бытовой буддизм. Одного из них удалось увидеть очень глубоко под землей, в очень жестких местах. Он добрался туда в одних шортах, без фонаря, еды и травм. Были в движении всяческие гламурные фашисты, а также люди, которые забирались в подземелья и играли там музыку, используя уникальную акустику места. Подземная музыка случается под Киевом и сегодня. А вообще, помимо легендарных личностей и активных диггеров, тусовка полна болтунов, которые сидят на диггерских форумах в Сети и ничего не делают – просто болтают на отвлеченные от диггерства темы. Есть много соискателей подземных благ, которые каждую пятницу приходят на диггерский слёт в Клов. Обязанность этих людей – взять бухло и бухать.

– Расскажи о диггерском снаряжении.

Всё зависит от того, куда именно ты идешь. В основном, берется фонарик и какие-нибудь водонепроницаемые штуковины, или наоборот – водопроницаемые китайские кеды за 5 гривен, которые в конце пути выбрасываются. Самый оптимальный вариант – резиновые сапоги или бахилы, одетые на грязные старые джинсы. Если идем в коллектор, где воды по колено и выше, одевается «Л1» – такой комбинезон из защитного костюма. На голову – каска. Многие её не надевают, предпочитая бондану. После нескольких ударов головой о выступающие части подземелий, вырабатывается некое седьмое чувство, которое тебя ограждает от всех невзгод. Но это, конечно, до первой трубы. После неё человек в платочке на голове потихоньку начинает смахивать кровь со лба.

– Разжилась ли уже киевская диггер-тусовка историями подземных смертей?

Да, конечно. Два диггера пошли в Клов, не расчехлив прогноз погоды. Клов – это ливневый коллектор, куда попадает вся вода с водостоков. Во время ливней там начинается охуенная волна. За считанные минуты она достигает двухметровой высоты и заполняет собой всё пространство коллектора, до самого потолка. Она настолько мощная, что сносит всё живое на своем пути. Короче говоря, эти два диггера ей попались и погибли. Одного выловили в устье реки Лыбидь, другого нашли чуть дальше по Днепру.

– Какие травмы случаются чаще всего?

У нас регулярно случаются разбитые головы и переломы. К примеру, мой товарищ пытался в тяжелой химзащите вылезти по кольям из глубокого колодца, упал и сломал ключицу. Его пришлось долго и нудно вытаскивать. Среди прочих профзаболеваний – постоянное шмыганье носом, по причине мокрых ног. О мелких порезах, синяках и ссадинах даже говорить не стоит… Есть у меня пару товарищей, у которых профессиональная диггерская походка – перекошенное плечо, шея вперед, полусогнутые колени. Всё это результат неоднократного ползания под землей.

– Можно ли расценивать акт погружения под землю как форму борьбы со страхом смерти? В плане: «Мы лезем туда, куда нас однажды закопают»…

Существует множество таких теорий, которые не редко выдвигаются самими диггерами, среди которых, признаться, очень много истероидных выёбистых личностей. Есть, к примеру, теория, что диггерство – это стремление вернуться к началу, в лоно матери. Или что у диггеров есть глубокая анальная фиксация, так как они, спускаясь в подземелья, фактически, засовывают себя в глубокую задницу. Довольное лицо, измазанное говнищем – это диггерский идеал.

– Как город влияет на характер происходящего в его недрах диггерства?

Начнём с Москвы. Москва – серьёзная столица и рай для диггеров. Под ней существует множество засекреченных объектов, к примеру, т.н. Метро-2 (засекреченные правительственные ветки московского метро, эвакуационные метротоннели – прим.ред.). Московское диггерское движение специализируется именно по подобным военизированным и индустриальным локациям. В Киеве дофига исторических херовин – Арсенал, Киево-Печерская лавра, Лысая Гора, всякие крепости, пещеры. К слову, пещер в Киеве как говна. Та же Киево-Печерская лавра – это сплошная дырка. Есть ритуальные пещеры, дренажи, которые помогают Киеву не свалиться в Днепр. Вокруг Киева – поселения, где полно оборонных сооружений типа дотов. В Виннице – малоизвестные катакомбы. В Одессе вообще пиздец – 900 километров катакомб, которые расползаются далеко за пределы самого города. Это самое большое рукотворное подземелье в мире. Его полной карты до сих пор не существует. В Крыму антропогенных пещер нет, но полно пещерных городов, где раньше жили чурки-караимы; много роскошных вертикальных пещер, которые формируются осадками.

– Можешь вспомнить самое жесткое своё погружение?

Херовей всего вести новичков. Когда эти сволочи получают малейшую травму, они сворачиваются калачиком, берутся за голову и тупо подолгу молчат – хоть ногами пинай. Тебе становится жалко людей, которых ты совратил на подобную хуйню.

– А часто случается, что новичок отказывается идти в середине пути и просит вернуться, мол, заебали, я ошибся, хочу домой?

Чаще всего всё определяется при погружении. К примеру, мы спускаемся в люк, погружаемся по пояс в воду, закрываем люк и новичок видит последние лучи света – наступает пиздец. Новичок может закатить истерику, завопить, завизжать и приняться умолять: «Делай что хочешь, только не закрывай люк!». Но мы не можем оставить люк открытым. Туда же ребёнок может упасть или еще что случится… Задраить люки – часть диггерской этики. Другая психологическая особенность – людям не нравится спускаться всё глубже и глубже, даже если на дне есть выход. То есть, им просто не верится, что дно и выход могут сосуществовать. Им кажется, что выход исключительно сверху.

– Часто ли встречаете граждан подземного города?

В комфортных и сухих подземельях-теплотрассах полно бомжацких лежек и таксикоманских убежищ. Но сами люди встречаются крайне редко. В любом случае, если такие и попадаются, мы обходим их десятой дорогой.

– Доводилось ли вам вылезать у правительственных зданий?

Забрались однажды ребята в коллектор «Скоморох». Этот коллектор проходит под американским посольством. Можно просто вытолкнуть один из люков и оказаться у посольства. Так ребята и сделали. Были тут же окружены синими касками, извлечены и запакованы в «бобик». Самое весёлое в этой истории то, что диггеры не заплатили никаких штрафов и отделались лишь испугом.

– Никакого штрафа?!

А что они нарушили? Толком ничего. У закона к диггерам нет претензий, если ты, конечно, не решишься чего-нибудь взломать, сорвать замки и т.д. Если вход в подземелье не закрыт, нет решеток, то счастливого пути. Да, если ты вылез на территории секретного объекта, то тебя могут обвинить по статье «проникновение на секретный объект», но, чтобы тебя засадить, у тебя должен быть мотив. Если мотива нет или он не очевиден, то тебя отпускают.

Как вести диалог со службой безопасности какого-нибудь объекта, чтобы этот диалог не закончился твоими переломанными конечностями, разбросанными по подземелью?

Самый легкий вариант – прикинуться шлангом: мол, да, я дурачок, который лазит под землей, я конченый, я придурок. Главное не начинать грузить, так как это всегда вызывает подозрения. Истории про то, что ты исследователь или археолог, забравшийся в киевский водогон – не канают. Вообще, нас часто останавливают менты, но они брезгуют шманать пешеходов с кучей вонючей и грязной одежды в мусорных пакетах. Короче говоря, особых хитростей диггеру знать не нужно. Его просто отпускают.

– Доводилось ли находить что-нибудь ценное под землёй?

Когда в 80-х любители подземелий открыли для себя коллектор Клов, то в водобойных ямках было столько монет, колец и прочих мелочей, что их можно было доставать целыми горстями. Среди прочего, находились пистолеты, наганы, ружья, патроны, старинные иконы и т.д. Сейчас всё это уже редкости, так как подземелья изрядно почищены от всевозможных ценностей.

– Диггеры не редко попадают в труднодоступные для рядового гражданина места. Порой это и вовсе стратегические объекты. Насколько они доступны диггерам, какова их система безопасности, трудно ли в них пробраться?

В нашей стране нет ничего сложного в том, чтобы попасть на стратегический объект. В Киеве таковых не так уж и много. Попасть можно в любое метро, в любую украинскую шахту, в разнообразные места концентрации ракетных войск. Немножко смекалки – и ты внутри. К примеру, я был на киевском водогоне. Это место называется подземным озером – огромный резервуар размером в футбольное поле, который подаёт воду всему Киеву. Вокруг него множество вентиляционных шахт, в которые легко попасть. Спускаешься в такую шахту и видишь подземный океан воды. Черт, когда ты что-то такое видишь, возникает желание туда нассать, крыс набросать, но я, разумеется, сдержался. А в целом, там можно устроить теракт на весь Киев. Но лучше этого не делать. Во-первых, это тупо. Во-вторых, это ударит по тебе.

– То есть, я просто могу спуститься туда и напоить Киев сибирской язвой?

Да, но вода хлорирована и до адресата язва не дойдёт. Как доктор я в этом уверен.

Порнокарлик

Дети из супермаркета