Based in Sydney, Australia, Foundry is a blog by Rebecca Thao. Her posts explore modern architecture through photos and quotes by influential architects, engineers, and artists.

Собачьи концлагеря

Интервью Анатолия Ульянова с Галиной Шияновой, уличной защитницей животных. ***

– Не расскажите ли вы мне страшную историю?

Человеческая жестокость – это для вас достаточно страшно?

– Страшнее, пожалуй, ничего и нет.

Тогда слушайте. Более тридцати лет я занимаюсь защитой бездомных животных и веду дневник, в котором записываю всё, что видела. Однажды мне удалось проникнуть на киевскую живодёрню, которая располагалась недалеко от Пирогово. Прихожу, никто меня не ждёт. Вижу – стоит передо мной палач. В фартуке, как фашист. Весь в крови. Увидел меня и принялся на моих глазах собак убивать – душил их, молотком черепа пробивал. Они ещё живые, собачки эти, а он их в кучу друг на друга сбрасывает. На живодёрне этой ещё была специальная комната, где полумёртвых собак подвешивали головой вниз на крюки и ждали, пока те истекут кровью. Боже, чего я там только не насмотрелась. Они с них шкуры живьём снимают, рвут на части, а сердечки собачьи всё бьются, бьются, а потом уже нет. Там и беременные собачки в ход идут. Во время казни из них недоношенные щенки вываливаются. Потом всех в мусорные баки выбрасывают. Кошек убивают прямо в клетках. Они маленькие – клетку открыл, булавой по черепу стукнул и всё – кровь по стенам брызжет только.

– А разве живодёрни ещё не запретили?

Кто вам такое сказал? Вы вообще из Киева? Живодёрни существуют в этой стране по сей день. Благодаря таким как я и журналистам удаётся лишь немного повлиять на их методы работы. Сейчас эти методы называют "гуманными". Гуманно убивают, понимаете? Помню вот ещё что... подъезжает машина к живодёрне, собачий жир просят продать. Ну работники этих концлагерей и помогают – находят собачку пожирнее и тут же её приговаривают. Остановить эту бойню невозможно. Я плачу день и ночь. Нашла журналистов, подняла скандал – главную живодёрню у Пирогово закрыли. Сейчас другая есть – в Бородянке. Сейчас там лучше дела обстоят, но раньше тоже был концлагерь.

Наше правительство плевать хотело на эти проблемы. У них в голове танки, деньги, Грузия, Россия. Всё остальное не кажется им важным. А я заснуть по ночам не могу – как сейчас помню все эти оторванные ноги, уши, головы, лапы, внутренности. Некоторым собакам везёт больше – они умирают от голода, но обычно, если собака от голода при смерти, её добивают или травят. Когда травят, собаку паралич бьёт, кровь из ушей идет. Я не понимаю. Как так можно? В наше-то время и так издеваться над животными. Не мы им жизнь дали, чтобы отнимать.

Мне иногда удаётся себе собаку забрать прямо с машины, которая на живодёрню едет, но всех забрать не получается – я одна и у меня на всех не хватает денег. Кого могу – спасаю.

Вы видели когда-то как собак отстреливают? Как потом грузовики едут, полные трупов, а из кузова кровь льётся? Так вот я спрашиваю, вы, люди, заслужили хорошую жизнь? На что вы надеетесь, поступая так, как вы поступаете? Больше 30 лет я вижу, как мучают животных – я, пенсионерка, должна такое видеть? Нет не должна! И никто не должен. Такое просто не должно происходить.

Или вот ещё. Более 45 медицинских институций Киева берут бродячих животных для экспериментов. В частности, институт Богомольца, куда я приезжала не один раз. По образованию я медик, но то, что происходит на этих экспериментах – уму не постижимо. Например, берут кошку, забивают ей в голову гвозди и следят за тем, как развивается рана, опухоль. В Англии, чтобы провести эксперимент над животным, нужно вначале доказать, что эксперимент этот нужен, а у нас нужно диссертацию защитить, деньги получить, вот и всё. Скажите мне, для чего человеку забивать кошке гвоздь в голову? Чтобы что?!! Чтобы знать, что делать, если забить такой гвоздь в человека? Что это за эксперимент такой? Я в этих институтах собак находила по каплям крови на полу – увидишь каплю, она приведёт тебя к мусорному контейнеру. Я не чувствую боли по этому поводу. Я чувствую ужас, панический ужас и непонимание. Вот я спрашиваю людей на живодёрне, как же они живут-то с такими грехами, а они: "У нас такая работа. Нам за неё платят". Представляете? Не верю я, что нормальный человек на такую работу пойти может. Только дикарь согласиться в концлагере работать. А вы ещё узнайте, что в подвалах университета Шевченко с животными делали. Корпус их не даром красным называется. Узнайте. Будет вам страшная история.

– Сейчас в подвалах красного корпуса занимаются таксидермией.

Знаете, люди меня раздражают. Не люблю я их. Идут себе и ни о чём не думают, не видят ничего. Им всем всё равно. Им лишь бы долларов побольше, а потом ведь с этими долларами их и хоронят. Я вообще не знаю, зачем эти люди нужны, зачем они на этой земле живут. Мир им не улучшить – это точно.

Незаметное быдло

Христос и зелёные джины