Based in Sydney, Australia, Foundry is a blog by Rebecca Thao. Her posts explore modern architecture through photos and quotes by influential architects, engineers, and artists.

Одним из свойств любого фундаментализма является его фертильность: теракт порождает не только мертвецов, но и сонм тех, кто идеологически симметричен террористам. Трагедия в редакции сатирической газеты Charlie Hebdo не стала исключением. Расистский вой “защитников цивилизации” – вполне себе “аллах акбар”, просто в других риторических декорациях. С теми, кто озабочен спасением той Европы, которая веками обращала в своего бога чужие миры; Европы, чья свобода всегда была привилегией избранных, и обреталась за счёт поломанных хребтов "людей второго сорта" – с ними давно всё понятно. Любой теракт служит музой их ненависти к “понаехавшим”, в которых они отказываются распознавать “понавезённых”. Если бы ничто не взрывалось, ксенофобам было бы нечем дышать. А так – рычат от удовольствия, и создают электоральные условия для правительств, бурящих нефть за тридевять земель.

Произошедший теракт эксплуатирует, впрочем, не только белая фашня, но и все остальные, кто сейчас машут каким-либо флагом у дюжины остывающих кадавров.

В качестве прихехешников цивилизации выступает океан еврейских националистов – патриоты одной из самых варварских держав современного мира рассуждают о необходимости защитить демократические ценности, как если имеют к ним какое-то отношение, и ратуют за нечто иное, чем Дахау для каждого арабского гоя.

Леваки, в свою очередь, играют на историческом чувстве вины, будто осознание потомками колонистов ответственности за отрубленные кисти конголезцев должно как-то помочь принять расстрел 12 человек.

Либералы традиционно избегают конфликта, и мироточят очевидностями: “свобода слова и человеческая жизнь являются базовыми ценностями цивилизации”. Ни слова о том, среди кого и почему сатира вызвала батхёрт. Фигура преступника лишена каких-либо черт – преступление как бы бесполо, за ним не стоит ничего конкретного. Есть факт нарушения закона, но нарушитель остается в расфокусе. И хотя в этом есть определённая гуманистическая логика, подобное отношение мешает определить, что именно послужило причиной для насилия.

Большинство из тех, кто ратует "за цивилизацию", и не хочет уподобляться правым, в один голос предостерегают общество от исламофобии. Такие предостережения – серьёзная проблема, ведь именно религия является тем, что объединяет сторонников Мари Ле Пен и воинов Исламского Государства, боевиков Хамас и электорат Нетаньяху, украинского националиста и русского патриота, техасского республиканца и афганского талиба... – все эти озлобленные господа ненавидят именно потому, что бог для каждого из них – не хуй собачий.

У бога нет чувства юмора. Он – свят, и требует за святотатство порки. Сама природа святого не предполагает возможность сатиры. Не предполагает она и примат человеческой жизни. И тут уж не важно говорим ли мы об исламе, христианстве, иудаизме или ещё каком психическом расстройстве. Все они – равнопримитивны. Там, где есть бог, – любой бог, – там есть и повод для убийства за него, ведь он – Создатель, Властелин, Отец, а тут какие-то посмели хохотать...

Пора, наконец-то, признать: бог несовместим с современным миром. Что должно останавливать религиозного фанатика, если его идеология, в отличие от того же фашизма, не подвергается общественному осуждению? Почему Майн Камф считается бреднями чокнутого маньяка, а Библия, Коран и Тора – "великим культурным наследием"? Неужели Гитлер был кровожаднее тех, кто убивал во имя Христа или Аллаха? Почему мы понимаем, что и тот фашист, который ещё не успел кого-либо покалечить – опасен, а верующим даём скидки? Короче говоря, если в результате трагедии в Charlie Hebdo кто-то и заслужил депортации, то это бог... прямо на дно страны фантазий, к Белоснежке.

Люди, которые на полном серьёзе считают, что вместо слоев атмосферы над нами – всемогущий волшебный человечек, имеют полное право так считать. Однако, как и в случае с другими пациентами, общество должно уметь оценивать глубину их веры и, следовательно, степень угрозы. Верующие – зона риска. Но нас почему-то больше пугают последствия признания, а не отрицания этого факта.

Религия заслуживает того, чтобы её бояться. Вся история человечества тому доказательство. До тех пор, пока мы будем избегать понимания того, что вера – это основополагающее обстоятельство для фундаментализма; до тех пор, пока будем видеть лишь "пару паршивых овец", а не проблему религиозного сознания как такового – до тех пор будут умирать "неверные". Ради бога, конечно, но всё же...

Образ чувства

Путешествие глаза